Сергей Кузнецов: Великодержавный Даугавпилс, а также души, живые и мёртвые

За запертыми изнутри дверями кабинетов Министерства регионального развития был зачат и выношен план административной реформы, в том числе и новый Даугавпилсский край. В границах старого района, но с присоединенным славным градом Даугавпилсом. Не могу сказать за всю Латвию, она ведь, как Одесса, очень велика. Но тут у нас, у самых у окраин, восторгов итоги министерского труда не вызвали.

В новый Даугавпилсский край (второй по величине после Риги) планируют слить три самоуправления — нынешние город Даугавпилс (85 286 душ жителей), Даугавпилсский край (22 194 душ), Илукстский край (7 206 душ). Всё цифры предоставлены самим Минрегионов, так что, если есть подозрения, что часть этих душ — «мёртвые», вопросы не ко мне.

Души, может, и мёртвые — но точно гордые.

Илукстский край сразу заявил, что не хотят тамошние ни сами ни к кому присоединяться, ни к себе никого присоединять. Прекрасно мол, живут они в своих скромных границах, всё у них налажено и всё понятно, и нечего смущать их умы переделом послевоенных границ в этой части Европы.

Тем более, если кто запамятовал, Илуксте — это никакая не Латгалия. Не вздумайте, оказавшись в в тех краях, восхититься прекрасной латгальской природой. Нехорошо может выйти — примерно так же, как если шотландца англичанином назвать. В лучшем случае вам (не обязательно вежливо) объяснят, что здесь — Селия, а Латгалия — ну, где-то рядом. А тут свой компактный уклад жизни и своя региональная идентичность. Становиться окраиной гигантской административной единицы и обидно, и желания нет. В общем, Илуксте просто так сдаваться не намерено и за свою самостийность готово организовать муниципальный референдум.

Даугавпилсский край также без энтузиазма примеряет новые границы. Тут и до сих пор не жили на широкую ногу, а

окончательное превращение в придаток Даугавпилса означает и исчезновение пусть небольшого, но собственного бюджета.

Другая беда края — это отсутствие собственного, как теперь принято говорить, центра развития, помимо Даугавпилса. Даже краевая дума там находится. (В том же Илукстском крае сразу два поселения со статусом города, а тут не одного.)

Волости, граничащие с городом, и так заточены под ритм Даугавпилса — туда едут работать и везут детей в школы и детсады. Так что, если край присоединят к Даугавпилсу, процесс опустошения дальних волостей может ускориться.

Из этой тройки только Даугавпилс не увидел в карте ничего опасного для себя.

Хотя в городе годами не могут разобраться и достроить, то, что находится в круге радиусом около пяти километров. Когда самоуправление раздуют, придётся думать, что творится в 30-40 км от центра.

Денег и до сих пор никогда и никому не хватало. Скорее всего, их станет не хватать ещё больше, однако не одинаково. На муниципальных выборах город всегда будет обладать преимуществом: уже хотя бы потому, что там концентрация избирателей на километр отремонтированной улицы в десятки раз выше, чем на селе.

В этом хоре скромно, но внятно прозвучал голос Аглонского края.

Это совсем юное образование, создано десять лет назад. Тогда по несколько волостей отщипнули от Краславского и Прейльского районов. Получился Аглонский край (3572 жителей), который теперь должен стать частью Прейльского края. Но в Аглоне сказали, что в Прейли не хотят. Раз уж все равно идти куда-то придется, то лучше уж в Даугавпилс…

Короче говоря, насильно мил не будешь, даже если из столичного кабинета и поступил соответствующий приказ.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно