Портрет на фоне войны. Анастасия из Харькова, борющаяся с раком жена солдата

Война перевернула жизни миллионов украинцев — погибшие и раненые, разрушенные дома и города, оккупация, огромное число беженцев, экономический кризис. Жизнь Анастасии Зварич, счастливой жены и молодой мамы двух детей, талантливой писательницы и фотографа, перевернулась незадолго до полномасштабного вторжения. У нее началась личная война — с раком.

  • Это — авторская русская версия текста.
    Оригінал українською можна прочитати тут.

О том, что у нее рак груди, Настя узнала в конце прошлого года. Уже тогда в Украине нарастала тревога, многие люди обсуждали возможность активизации боевых действий. В семье Анастасии эти страхи было перекрыто шоком от внезапно обрушившегося страшного диагноза. Декабрь и январь Настя и ее муж Алексей метались по обследованиям, в поисках надёжной клиники и проверенных врачей, и пытались смириться с необходимостью тяжёлого и длительного лечения.

Из Харькова они приехали для обследования в Киев. Начало лечения было запланировано на последние числа января. Насте сделали первую химиотерапию. Перенесла она ее очень тяжело: «Не могу передать, что физически с тобой происходит… Помню, говорила мужу — если остальные “химии” будут такими же, я не выдержу. Тремор рук, головокружения, тошнота... И ты вообще не соображаешь, что происходит во внешнем мире, ты как в тумане...»

Мучение тянулось 10 дней. Потом симптомы потихоньку отступили.

Следующая химиотерапия Анастасии была назначена на 15-16 февраля. О возможной войне Настя услышала только в начале февраля, на благотворительной ярмарке, которую организовали ее друзья: «Я вообще выпала из информационного поля. Какая война?! XXI век, мы живём в цивилизованном мире! Я была в состоянии такого тумана от того, что происходит со мной, что была вне этого информационного поля».

Для второй «химии» Настя с мужем снова едут в Киев. Снова лечение переносится очень тяжело. Настя медленно приходит в себя дома у друзей в Киеве. 22-23 февраля Анастасия и Алексей планируют ехать обратно в Харьков, к детям, девятилетней Злате и двухлетнему Захару, но Настя себя ещё очень плохо чувствует, очень слаба и практически падает в обморок, супруги решают отложить отъезд в Харьков на несколько дней: «И вдруг 23-го с утра я просыпаюсь и говорю мужу: «Леша, я хочу к детям, я хочу видеть детей!” Я была абсолютно не в курсе тревоги по поводу возможности скорой войны. Леша мне не говорил, чтобы меня не тревожить, видя мое состояние».

Материнское чутье Насти верно подсказало ей, что нужно срочно ехать. Она настояла на своем. Дома они оказались около 8 вечера 23 февраля. Анастасия почувствовала себя лучше:

«Мне очень важно было их обнять».

Вещи они распаковать не успели. Перед отходом ко сну позвонил брат Насти и спросил, есть ли у них тревожный чемоданчик. После тяжёлого лечения и изнурительной дороги думать об этом не было сил. Семья заснула, как и миллионы других семей по всей Украине.

В 5:30 утра Настя просыпается от звуков, как ей кажется, каких-то фейерверков. Она просит мужа посмотреть, что происходит. Алексей выглядывает с балкона и стремительно возвращается: «Настя, буди детей, быстро собираемся в машину. Началось. Война!»

Насте сложно в это поверить. Вокруг паника — соседи суетятся и запрыгивают в свои машины. Семья хватает свои так и неразобранные сумки, только добавляют туда документы детей.

«Паника, руки трусятся, очень плохо. Я не знаю, как я поеду... Леша в последний момент догадался — взял пакет и забрал продукты из холодильника. Дети плачут, не понимают, что происходит. Свекровь белая, как полотно, я ее такой никогда не видела, —вспоминает Настя то утро. — Мы сначала не понимали, куда ехать, Леша предлагал в Днепропетровскую область, к его матери, но я подумала, что это близко к Харькову и потому небезопасно».

Ехать решают на Западную Украину, чтобы быть в безопасности, и чтобы Настя смогла продолжить лечение, которое нельзя прерывать. Между курсами «химии» ей ещё нужно было делать уколы. Нужного лекарства у них не было — его предстояло найти.

«Мы выезжаем из нашего района — а у нас Салтовка, про Салтовку в новостях слышали все — мы слышим в новостях, что происходит…

С танками мы разминулись на 10 минут.

Друзья, которые отправились после нас, не смогли выбраться — по этой же дороге уже шли танки. Просто Бог нас вел и уберёг», — рассказывает Настя.

Семья ехала в колонне беженцев, люди паниковали. Слышались звуки взрывов, на заправках было невозможно купить ни горючее, ни еду, ни даже воду. Все это время Настя звонит друзьям и знакомым, советами помогая им выехать.

Семья думала добраться в Черновцы, там ждала подруга, но из-за взрывов и хаоса на дороге пришлось ехать в сторону Львова.

Путь оказывается долгим и трудным —

44 часа без остановки. Насте все это время очень плохо,

к счастью, по дороге каким-то чудом удается найти нужное лекарство. Муж делает жене укол прямо в машине. Останавливаться они боятся, лишь один раз Алексей, понимая, что уже отключается за рулем, вынужденно прерывается на час. Настя все это время не спит, смотрит, что происходит вокруг: «В таком состоянии мы доезжаем наконец до Львова, где мы начинаем хоть немного чувствовать себя в безопасности».

Во львовском волонтёрском центре помогли найти одежду для детей, ведь они не успели ничего взять с собой, и лекарства для Насти. В это время началась тревога во Львове: «Все в шоке, всем страшно». Две ночи переночевав во Львове, они стали решать, куда отправиться дальше. В Польше их ждет подруга. Но сможет ли Настя там продолжить лечение? Кроме того, Настя, в тяжёлом состоянии после второй «химии» и с двумя маленькими детьми, нуждается в сопровождении и помощи. Алексея же, вероятнее всего, не выпустят из страны...

И впереди ещё операция по удалению опухоли. По закону человеку после второй химиотерапии назначают опекуна, но эти документы они, конечно, не успели оформить. Алексей разрывается — и жене и детям нужно помогать, и идти защищать свою страну необходимо.

Пограничники посоветовали, как оформить документ. В Мукачево удалось найти врача, который составил медицинское заключение и необходимые бумаги: Настя проходит процесс сложнейшего лечения и нуждается в уходе. Настя воспоминает о том, как ей помогли в Мукачево: «Это просто нереально, настолько добрые люди, которые открыли двери своих домов абсолютно незнакомым людям, помогли, обогрели своим теплом».

После этого — длинная очередь на границе, 8 часов, что в Настином состоянии очень тяжело, иногда она просто не может самостоятельно идти.

На первых двух постах пограничники пропускают всю семью. На третьем женщина-пограничник, несмотря на все медицинские заключения и очевидное состояние Насти, в самый последний момент не разрешает Алексею выехать и сопровождать семью.

Для Анастасии это было сильнейшее потрясение. Она не хотела расставаться с мужем, не представляла, как она в таком состоянии управится с детьми. К счастью, в этот момент помогли волонтеры.

Куда ехать теперь, решали в последний момент. Насте в этом помог ее друг — волонтер Роман, с которым они когда-то познакомились в Харькове. Сейчас он живёт в Германии со своей семьей. Для Насти и детей нашли и временный дом, и возможность проходить лечение в Германии, и человека, который может забрать ее с детьми на машине прямо от границы.

Расставание с мужем оказывается очень тяжёлым:

«Мы не успеваем попрощаться, мы просто стоим, ревем, нас как оторвали друг от друга».

Настя с детьми после долгой дороги попадает в Германию, а Алексей в Украине встает на учёт в военкомат. «Прошел медкомиссию, его распределили и отправили на войну», — рассказывает Настя.

В Германии Настю встретили невероятно тепло: Стелла, жена Романа, познакомила с Анне и Юлией. На первое время Настю и детей гостеприимно приняли в доме у родителей Анне, окружили заботой и добротой. Анне и Юлия помогли Насте с лечением ещё до оформления медицинской страховки: медлить было нельзя. Анне и Юлия помогают Насте до сих пор. Настя очень благодарна своим новым друзьям за невероятную, удивительную отзывчивость и доброту, которую она никогда не забудет. Позже Анастасию приняли в доме местного пастора, он и его жена — Фло и Эстер — окружили Настю заботой и гостеприимством и очень поддержали ее во время лечения и перед операцией. Настя рассказывает о добром отношении к ней в Германии: «Это было так удивительно, как будто лучшие друзья нас встретили и хотели окружить заботой».

6 марта Анастасии необходимо было делать химию, в результате стресса ее состояние здоровья и анализы было плохими. «Очень много трудностей было с языковым барьером, я владею только английским, но не медицинским. Немцы оказались невероятно добрыми людьми, невероятно открытыми и готовыми помогать», — рассказывает Настя.

С трудом пройдя очередную химиотерапию, Анастасия начала потихоньку социализироваться в Германии. Нашли новых друзей, в том числе и соотечественников, маленький Захар пошел в детский садик, а Злата — начала учиться в школе.

Анастасия постепенно проходила необходимые обследования и лечение. Пора было делать операцию. На этом этапе Насте очень помогла Даша — украинка, давно переехавшая в Германию из Одессы. Она переводила для Насти, ходила вместе с ней на консультации, и первая держала за руку Настю после операции.

«Совершенно незнакомый человек, который так откликнулся и столько помогает во всех этих обстоятельствах»,

— с благодарностью говорит Анастасия. Огромную помощь оказали и люди из местной еврейской общины, особенно Валерия, которая помогла найти Дашу.

Операция проходит успешно и она — органосохраняющая, что с таким диагнозом большая удача. Страховка для беженцев полностью покрывает расходы и на лечение, и на операцию Насти.

Местный журналист берет у Анастасии и детей интервью: «Потом у них была серия статей об украинцах. Статья обо мне имела огромный отклик у людей. У газеты есть свой фонд помощи украинцам. И моя статья помогла собрать один миллион евро на помощь нуждающимся украинцам — беженцам. Это было нереально. Они и мне помогли на первых порах».

Немцы очень отзывчиво отнеслись к Насте и детям и помогали им в любых трудностях: «Меня окутали заботой,

я не ожидала, что это настолько открытый и эмоционально включенный народ».

Новые немецкие друзья помогли Насте и детям найти новое жилье и обустроиться там.

Однако Анастасия тяжело переживала расставание с мужем. «Мне кажется,

первый месяц войны я не вылезала из этих новостей, я плакала, я не понимала, что происходит, просто как робот делала, что нужно было делать. Состояние полной потерянности».

И при этом она осознавала, что вся ответственность лежит на ней — на ее собственную жизнь, за детей, за родных.

Не только муж Алексей, но и ее старший брат, Андрей, отправились защищать Украину. Настя помогала, насколько могла, другим беженцам.

Очень переживала за свою тетю, которая долгое время была в Харькове, в самый трудный период, и за друзей, которые в силу разных причин не смогли уехать из опасных районов Украины.

Дети тоже тяжело переносили разлуку с папой, 

младший, Захар, не понимал, почему так произошло, обижался на папу и плакал.

Он ещё слишком маленький, чтобы понимать, что такое война и почему папа должен идти защищать свою страну:

«Это до сих пор тяжело. Иногда с Лёшей нет связи, по понятным причинам. Это очень трудно… Все, что остаётся — молиться. 

Я верю в силу молитвы».

Недавно Анастасия наконец-то съездила в Украину и увиделась с мужем, они провели в Карпатах несколько счастливых дней:

«Это было что-то нереальное.

Мы встретились во Львове, я вышла из автобуса и бежала к нему навстречу, как в романтических фильмах.

Это был очень трогательный период, эти 7 дней, все чувства были накалены пониманием того, что скоро снова придется расставаться.

Расставание было тяжелее, чем в первый раз, я понимала, куда едет муж...»

Настя мечтает о следующей встрече с мужем, и очень хочет, чтобы поскорее наступил мир в Украине, и вся семья смогла вернуться домой.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще