Павел Широв: За что боролись?

Интересно, знают ли военнослужащие 3-ей отдельной гвардейской бригады специального назначения российской армии Александр Александров и Евгений Ерофеев (по официальной версии Москвы – бывшие военнослужащие) о недавнем заявлении министра иностранных дел России Сергея Лаврова? Вряд ли знают. Взятым в плен в районе города Счастье на Востоке Украины, им сейчас не до этого. Но если бы знали, могли бы задуматься, потому что заявил министр, что Луганская область, где находится город Счастье, и соседняя Донецкая должны остаться в составе Украины.

Вот подлинная цитата по агентству "Интерфакс": "На всех уровнях, устами президента России, в других форматах говорим, что мы – за то, чтобы они стали частью Украины". Из контекста понятно, что министр подразумевал так называемые Донецкую и Луганскую "народные республики", но сути дела это не меняет. Само существование "республик" Россия официально так и не признала. Да тут ещё некий Олег Царёв, называющий себя председателем "парламента Новороссии" пишет, что деятельность возглавляемого им "парламента" заморожена, поскольку не вписывается в план мирного урегулирования.

План, правда, был подготовлен и даже подписан ещё в начале года, после не самой лучшей ночи в жизни Владимира Путина.

И уже тогда было ясно, что никакая Новороссия в этот план никаким боком не вписывается. Чем господин Царёв и его товарищи занимались последующие месяцы, не очень понятно. То ли надеялись, что бойцы 3-ей отдельной бригады российского спецназа похоронят план, то ли на какое-нибудь вмешательство свыше, в смысле, неземное. Впрочем, это уже не важно. "Парламент Новороссии" был сущностью исключительно виртуальной. Всё это время о существовании "парламента" напоминала разве что подпись Царёва под его блогом на сайте одной известной московской радиостанции. Даже лидеры "народных республик", формально как бы объединённых в эту самую Новороссию, никакого "парламента" не заметили.

К слову, о лидерах. Где все те, кто год назад провозглашал "народные республики"?

Нет, не подумайте ничего плохого. Никого из них не накрыло прямым попаданием ракеты класса земля-земля, как Джохара Дудаева. Никого не пристрелили в подвале, как Аслана Масхадова. Все они тихо, почти незаметно "сложили полномочия" и растворились в необъятных просторах России. Кое-кто изредка появляется на телеэкранах, но уже в роли статистов, почти массовки на заднем плане.

Теперь даже не так важно, что все они были гражданами России, к Украине никакого отношения не имевшими.

И вот как-то поневоле, само собой возникает вопрос: чего ради погибли сотни, если не тысячи с той и с другой стороны. Чего ради расколошматили свежепостроенный аэропорт в Донецке, привели в полную непригодность дороги, дома, в том числе жилые, в стенах которых зияют дыры, пробитые артиллерийскими снарядами. А ведь всё это придётся восстанавливать, кое-что даже строить заново, хотя бы для того, чтобы людям было где жить. Понятно, что восстанавливать не за счёт тов. Царёва, Гиркина и иже с ними. Восстанавливать за счёт жителей Донбасса. Россия платить, судя по всему, не собирается, а Украина и без того на грани банкротства.

Применительно к бойцам, не важно действующим или действительно бывшим, из отдельной бригады спецназа вопрос совсем уже конкретный: чего ради эти люди рисковали своей жизнью. Ведь даже если они отправились туда добровольно, предварительно уволившись из российской армии, у них должна была присутствововать хоть какая-то мотивация. Для чего, оставив свои семьи, отправились они туда, где реально воюют: по приказу, повелись на пропаганду или банально за деньги? И что им делать теперь, когда высшее руководство России заявляет, что никаких "народных республик" не существует, а военное командование отказывается от них, превращая в наёмников, на которых никакие конвенции о правах военнопленных не распространяются.

Вопрос: можно ли было в целом решить проблему (если таковая существовала) без кровопролития и разрушений может и вовсе показаться риторическим.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно