Павел Широв: Все еще только начинается

Владимиру Зеленскому сейчас будет трудно. Очень трудно. Почти так же, как было трудно Владимиру Путину, когда тот только-только начинал свой первый президентский срок. Или даже еще труднее. У Путина был хоть какой-то опыт управления. Все-таки успел поруководить аппаратом мэрии Санкт-Петербурга, побывать директором Федеральной службы безопасности (ФСБ), а потом недолго премьер-министром. Зеленский никогда никем не руководил, ничем не управлял, а теперь ему придется руководить и управлять целой страной.

Есть между ними и еще несколько существенных различий, которое тоже не облегчают положение Зеленского. Путина президентом сделали общими усилиями группы людей, включая пресловутую «семью» Бориса Ельцина. Несколько очень близких к первому президенту России человек, ныне покойный Борис Березовский и примыкавшие к нему как уже покойные, так и вполне здравствующие, без малого двадцать лет назад легко превратили телевидение в мощный инструмент пропаганды. Несомненно, постарались бывшие и будущие коллеги. В общем-то, теперь не так уж и важно, кто тогда взрывал дома в Москве — те, кого потом посадили, или те, кого потом наградили. Они тоже внесли свой вклад, и немалый.

Путин не хотел становиться президентом. Чисто по-человечески. Он хотел стать олигархом. «Хочу быть как ты», — так он, если верить упомянутому выше Березовскому, якобы сказал, когда Березовский приехал в Биарриц с предложением от Ельцина занять пост премьера и в перспективе стать приемником. При чем тут Биарриц — отдельная история. Коротко можно сказать, Путин любил там отдыхать. Свидетелей того разговора нет, так что придется верить (или не верить) на слово, но последующие события показали — свою мечту Путин вполне реализовал, успешно совместив положение олигарха с должностью президента.    

Опять же, теперь не суть важно, какие планы строили все эти люди на будущее, что они там видели в перспективе. Они тогда сделали главное — устранили единственного конкурента, способного привлечь симпатии избирателей, сделали президентские выборы 2000 года, по факту, безальтернативными. Тем самым, желая того или нет, написали сценарий, который впоследствии будет реализован не раз и который, судя по всему, предполагается реализовывать и дальше.

Зеленский и сам хотел стать президентом, и сделали его президентом избиратели. Те самые 73,22 процента. Нет оснований считать эту цифру «нарисованной». Само собой разумеется, его соперник тоже «постарался» (именно в кавычках), так и не сумев или не пожелав сломать прежнюю систему постсоветской Украины, с присущей ей почти тотальной коррупцией, непотизмом и самым банальным воровством. Золотой батон Януковича выставили в музейной витрине, чиновники помельче свои золотые батоны сохранили при себе, а те, кто пришел им на смену, с первого дня принялись «зарабатывать» (снова в кавычках) на свои золотые батоны.

Но именно потому, что своей должностью Зеленский обязан, прежде всего, избирателям, перед ними ему и придется отчитываться. Причем, можно сказать, ежедневно. По конституции, полномочий у президента Украины больше, чем у президента Латвии, но заметно меньше, чем у президента России. Однако рискну предположить, что для избирателей все эти юридические тонкости не имеют значения. В их глазах президент — главный в стране, и потому за все отвечает. За депутатов, которые в критические моменты не могут договориться между собой, за вороватых чиновников, за рост цен, даже за курс гривны к евро.

Пожалуй, единственное, что сейчас уже есть у Зеленского, это опыт предвыборной борьбы. Опыт, которого, кстати, как не было, так и нет у Путина. Предвыборная кампания, в которой тот участвовал как глава избирательного штаба, была проиграна, потому уже став кандидатом Путин ни в одной кампании фактически не участвовал. Зеленскому пришлось вести невероятно тяжелую борьбу, которую он выиграл, но пока на этом всё.

Можно восхищаться его инаугурационной речью, хотя та, как и предвыборные выступления, сильно попахивает популизмом, однако, слова словами и останутся. Надеяться на помощь Евросоюза и Соединенных Штатов можно, пока речь идет о внешних проблемах, да и то до определенного предела. Проблемы внутренние никакой Евросоюз не решит. Невозможно помыть руки человеку в его отсутствие, да и в его присутствии невозможно, если он сопротивляется.  

Между тем, Украина — не Россия. Так некогда озаглавил свою книгу второй президент этой страны Леонид Кучма. Когда книга вышла, в Москве вдоволь посмеялись. А напрасно. Кучма стал единственным, кому удалось просидеть в кабинете на Банковой улице Киева два срока. Все остальные — только по одному, а кое-кто и одного не протянул. Операция «Приемник» 2004 года, по примеру и при непосредственном участии северного соседа, не удалась. Зато пресловутый Майдан, от одного упоминания которого в московском Кремле начинают трястись как в лихорадке, вполне удался и даже дважды. Об этом Зеленскому тоже придется помнить. Потому что если забудет, случится третий.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить