Павел Широв: тема для разговора

В минувшую пятницу президент США Дональд Трамп заявил о намерении вывести Соединенные Штаты из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (INF, русская аббревиатура – РСМД), способных нести ядерные боезаряды, поскольку Россия нарушает положения этого договора. Трамп также упомянул в этой связи и Китай, хотя тот в договоре не участвовал и никакими рамками не связан, но не в том дело. Тут, во-первых, становится интересно, знал ли о таком намерении российский президент Владимир Путин, когда днем ранее делал свои, многих весьма шокировавшие заявления, во-вторых, нельзя не отметить, что теперь у них обоих появилась ощутимая тема для разговора.

Тема, которую в Москве усиленно искали с того самого момента, когда стало ясно, кто именно стал 45-м президентом США, но так и не смогли найти. Все, предлагаемые в последующее время, не находили понимания на противоположенной стороне. Может быть, за исключением конфликта в Сирии, но и там подходы оказались настолько разными, что ни к какой конкретной договоренности не привели. Теперь

возникает, по крайней мере, теоретически, круг вопросов, которые ставят официальную Москву в привычное и комфортное положение равнозначного официальному Вашингтону партнера.

Во всяком случае, об этом уже велась речь в понедельник в ходе визита в Москву советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, прибывшего обсудить, в том числе, и возможность новой встречи на высшем уровне.

Договор, заключенный в 1987-м и вступивший в силу после обмена ратификационными грамотами в 1989-м, стал первым в истории межгосударственным соглашением, предусматривавшим полную ликвидацию целого класса вооружений. Согласно документу, уничтожению подлежали все баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1 до 5,5 тыс. км) и малой (от 500 км до 1 тыс. км) дальности. Стороны также соглашались не производить и не испытывать новые подобные ракеты. Срок действия договора установлен не был, но каждая из сторон сохраняла за собой право выйти из него, предварительно уведомив партнера.

Советский Союз, согласно официальным данным, снял с вооружения и утилизировал ракетные системы, подпадавшие под действие договора, уже к середине 1991 года.

Это были баллистические ракетные комплексы «Темп-С» и «Ока», устаревшие Р-12 и Р-14 и новейшие крылатые ракеты РК-55. В США были уничтожены баллистические ракеты MGM-31A Pershing IA, MGM-31C Pershing-2 и крылатые BGM-109G, Gryphon – наземная модификация ракеты Tomahawk). Уничтожению подлежали также пусковые установки, вспомогательное оборудование и другая техника, связанная с ракетами данного класса.

В настоящее время подобные ракеты имеются на вооружении у пяти стран мира: Китая, Индии, Пакистана, Израиля и Северной Кореи. Еще несколько государств имеют ракеты этого класса с неядерными боезарядами. Совместное предложение США и России о придании договору 1987 года глобального характера, представленное на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2007 году, поддержки не получило. После этого, по крайней мере, в России,

пошли разговоры о необходимости возрождения этого класса вооружений исходя из современных реалий. На официальном уровне такие разговоры не особо приветствовали, однако в 2014 году в американской прессе появились сообщения о разработке в России ракет с радиусом действия от 500 км до 5,5 тыс. км.

В 2016 году на полигоне Капустин Яр действительно была произведена серия испытаний ракетного комплекса «Новатор 9М729» (по классификации НАТО SSC-8). В официальном заявлении российского МИД тогда говорилось, что данная ракета «полностью отвечает требованиям договора», и американская сторона «не привела конкретных фактов нарушений». В свою очередь глава МИД России Сергей Лавров упрекнул Соединенные Штаты, как он выразился, в «достаточно вольной трактовке договорных обязательств, там, где это препятствует созданию важных для них вооружений».

Не стоит тешить себя иллюзиями. Договор 1987 года был продиктован не только и не столько заботами о судьбах человечества. Советский Союз к тому времени окончательно надорвался в гонке вооружений, продолжение которой даже не вело к экономическому коллапсу (тот уже случился), но как раз по этой причине становилось попросту нереальным. Однако и это обстоятельство позволяет назвать тогдашнего советского лидера Михаила Горбачева, подписавшего договор с тогдашним президентом США Рональдом Рейганом, ответственным политиком. Понимавшим, что отвечает он прежде всего за возглавляемую им страну. Проблема в том, что про нынешнего российского лидера, равно как и его заокеанского vis-à-vis, такого, увы, не скажешь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно