Павел Широв: Слишком опасный тупик

Трудно поверить, что в московском Кремле и высотном здании министерства иностранных дел на Смоленской площади в самом деле до последнего надеялись, что ультиматум, предъявленный накануне Нового года Соединенным Штатам и НАТО, будет принят и безропотно исполнен.

Представлялось — там, то есть в президентской администрации и МИД, не дураки сидят. Понимают: даже если бы президент США — не важно, Байден его фамилия, или как-то еще — и захотел, он не смог бы принять решение единолично, без по меньшей мере консультаций с лидерами других стран-участниц Североатлантичекого альянса.

Ведь даже Путину (а казалось бы), прежде чем отправлять в Казахстан войска, понадобилось провести, по сути, ритуальное, но все же совещание с лидерами стран-участниц Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), а потом закрепить принятое решение на видеозаседании руководящего органа этого межгосударственного военно-политического объединения. Да и тут чуть было конфуз не вышел. Парламент Кыргызстана не стал сходу давать разрешение своим военным участвовать в «миротворческой миссии».

Фрондировали в Бишкеке недолго, меньше суток. Не исключено, и не фрондировали вовсе, просто не смогли после новогодних праздников сразу собрать кворум. Как бы то ни было, без соблюдения некоторых условностей все равно не обошлось. Получается, либо насчёт дураков ошибка вышла, либо кремлевские обитатели искренне верили, что и сам Североатлантический договор, и все прочие уставные документы НАТО — чистая фикция, а на самом деле все решения принимаются в Вашингтоне, округ Колумбия, и нигде более.

Даже когда стало очевидно, что первый кавалерийский наскок не удался, продолжали упорствовать. Рассчитывали на раскол среди стран-основателей? Какое-то особое мнение, что ли, Франции, к примеру — и прежде далеко не всегда следовавшей в общей кильватерной колонне. Или надеялись сыграть на различии в понимании национальных интересов западноевропейских членов альянса? Ну, правда же, что им какая-то Украина? Во-первых, это где? Во-вторых, совсем недавно все мы для них были русскими. И если про латышей, литовцев и эстонцев они еще что-то слышали, да и то краем уха, то чем украинцы отличаются от русских знали не больше Владимира Путина, и по сей день убежденного, что ничем.

Мало того, еще и сами же добавили масла в огонь. «НАТО пора собирать манатки и отправляться на рубежи 1997 года», — заявил главный переговорщик со стороны России Сергей Рябков. Оставим за скобками совсем не дипломатичный тон г-на замминистра. Если не считать высказывание исключительно фигурой речи, получалось ни более ни менее как требование попросту исключить из альянса не только страны Балтии, Болгарию, Румынию, Словакию и всех остальных, присоединившихся в 2004 году и позднее, но также Польшу, Чехию и Венгрию, ставших полноправными членами НАТО в 1999.

Вообще, по этой части российские официальные и неофициальные представители за последние дни отличились немало. Вице-спикер Государственной Думы Петр Толстой заявил даже, что хорошо бы вернуть Россию в границы царской империи, в которую, как он выразился, «Прибалтика и Финляндия... сами приползут, осознав ничтожность своего положения». Правда, спустя несколько часов потомок (по собственным словам) графов Толстых сдал назад, сообщив, что это была «шутка в разговоре с журналистами». Но правда и то, что все это мне уже доводилось слышать лет двадцать пять назад — от еще одного потомка не столь известного, но столь же древнего дворянского рода. Почти в тех же самых выражениях. И «приползут» там тоже было.

Уже высказывают предложения разместить российские ракеты с ядерными боеголовками на Кубе, в Никарагуа и Венесуэле. Неизвестно, впрочем, что думают на этот счет товарищ Диас-Канель Бермудес, наследовавший братьям Кастро, сеньор Мадуро и, не знаю, как к нему обращаться, Ортега, но звучит грозно. Главный российский переговорщик по гарантиям безопасности Сергей Рябков информацию о планах размещения ракет за океаном, впрочем, не подтвердил, отметив при этом, что ничего не исключает.

Между тем, все эти воинственные прожекты, которые бывший заместитель министра иностранных дел России (во времена Ельцина) Георгий Кунадзе откровенно называет «дурдомом», не отменяют главного: своими угрозами Москва рискует добиться совершенно обратного эффекта. Вот и в Финляндии заговорили о возможности присоединения к НАТО. Пусть чисто гипотетически, на официальном уровне — устами министра иностранных дел — пояснив, что в настоящий момент таких планов нет. Все же, не отрицая категорически, что эти планы могут появиться в будущем. Явное беспокойство проявляет и нейтральная уже ровно два столетия Швеция: она снова направила части своей армии на ранее фактически демилитаризованный остров Готланд.

Наконец, по-прежнему остается загадкой, к чему такая поспешность. По какой причине именно сейчас возникла необходимость решать вопросы безопасности России, при том, что никакой опасности вроде бы не просматривается. Даже приводящее Кремль в состояние близкое к истерике желание Украины присоединиться к НАТО еще ничего не означает. Этот вопрос не на повестке сегодняшнего дня, равно как и завтрашнего. В самом лучшем случае заявку Украины только начнут рассматривать после следующих президентских и парламентских выборов в этой стране.

«Накопилось», так выразился глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам минувшего года. «Запад зарвался, давайте прямо говорить, и вопреки своим обещаниям пошел на обострение. Нашему терпению пришел конец». Сказано хлестко, просто с обезоруживающей прямотой. И вот уж, право слово, с ног на голову. Уж кому-кому, а г-ну Лаврову хорошо известно, кто пошел на обострение. Или он тоже верит, что если бы Россия не аннексировала Крым, там откуда ни возьмись появилась бы военная база НАТО? В последнем случае других вопросов можно уже не задавать. Только как-то не хочется думать, что министр иностранных дел России дошел до такого состояния, в каком один из бывших министров обороны США Джеймс Форрестол некогда выбросился в окно с криком: «Русские идут!»

И последнее, не менее важное: что дальше? Выложив все карты на стол, официальная Москва сама отрезала себе путь к отступлению. Теперь отказаться от столь категоричных требований стало просто невозможно без того, что принято называть потерей лица. Чего Путин, в силу своего характера, просто не может допустить. В то же время альтернатива представляется откровенно безрадостной. Поскольку описывается лишь одним словом, которое совсем не хочется произносить.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить