Павел Широв: Слияние с поглощением?

Все было как-то сухо, по-деловому, прямо даже буднично. И без торжественного обеда обошлись с битьем посуды. В прошлый раз Лукашенко, помнится, выпив шампанского за будущий союз России и Беларуси, расколошматил бокал о кремлевский паркет и учредил праздник – «День единения народов». 2-ого апреля праздновать полагалось. Хорошо хоть не 1-ого. Праздник так и не прижился. Причем, ни в России, ни в Беларуси. Там поначалу что-то такое пытались отмечать, потом бросили, а теперь никто уже и не помнит, что есть в календаре и такой памятный день.

С другой стороны, в наши дни не только эпидемиологическая ситуаця не позволяет многолюдные застолья устраивать. Так называемому «союзному государству» пошел уже третий десяток. На бумаге. Теперь, правда, говорят (и пишут в интеграционном декрете) слова воплотятся в реальность. Да только человеку, называющему себя президентом Беларуси, бурно радоваться и пить шампанское совсем не пристало, потому что его место в этой реальности очень легко может оказаться совсем не таким, на какое он рассчитывает.

Глядишь, останется только проситься в Крым, как он уже попросился, посетовав, что Путин ему обещал, да с собой не взял. А лететь через Украину не получается, не пропускают самолет. Может и правда, для советского человека съездить в Крым – мечта жизни. От того советские люди так радовались, когда тот «вернулся в родную гавань». Советских людей понять можно. Им кроме Крыма никакие теплые края не светили. Чего совсем не скажешь о постсоветских. Тут стоило только «Аэрофлоту» возобновить полеты на Пхукет, так билеты раскупили на месяцы вперед.  

Как такой постсоветский человек с билетами на Пхукет, да на Бали уживается в одном индивидууме с человеком советским, для которого Крым – наше все, видимо, навсегда останется загадкой.

Но вот что касается Лукашенко, так ему после воздушного пиратства, всех пограничных историй, с тюрьмами, набитыми под завязку добро бы только политическими противниками, теперь даже на острова Индийского океана путь заказан, чего уж о Париже говорить или Риме. И обратной дороги нет.

Тут даже поневоле поверишь очередной теории заговора, согласно которой в Кремле все просчитали заранее и до мелочей.

Потворствовали, а то и содействовали, негласно, разумеется, полному разгрому оппозиции. Особенно, той ее части, которая выходила на протестные акции под национальными бело-красно-белыми флагами. Спровоцировали инцидент с самолетом Ryanair, закономерно вылившийся в полный разрыв с Западом. Иными словами, медленно, но верно подвели к тому, что минскому батьке податься стало просто некуда, кроме как в объятия Москвы, в которых и задушить недолго.

Вряд ли теория верна. Однако очевидно, в Москве воспользовались ситуацией и все еще надеются взять реванш за провал казавшейся такой изящной комбинации 2019 года с переформатированием фиктивного союзного государства в реальное.

Позволявшее Путину на совершенно законных основаниях пересесть в кресло союзного президента, сроки пребывания которого на своем посту можно было и вовсе не ограничивать. Тогда Лукашенко раскусил замысел партнера, чем поставил в весьма неудобное положение. Потребовалось спешно проворачивать конституционную реформу с настолько неуклюжим обнулением президентских сроков, что теперь приходится стыдливо прятать глаза и говорить, что решение мол еще не принято. Как человек злопамятный, Путин такого Лукашенко не простил, и не простит.

Пока тот еще сопротивляется. После взаимного подписания декрета в формате видеоконференции, между ним и Путиным, согласно неофициальной, но вполне заслуживающей доверия информации, состоялся еще один то ли двух, то ли трехчасовой телефонный разговор. И, согласно той же информации, обсуждались в ходе этого разговора вовсе не «дорожные карты» по углублению интеграции. Обсуждалось, в том числе, военное сотрудничество. Которое по версии Лукашенко должно ограничится общей оборонной доктриной, тогда как по версии Путина продолжиться созданием российской военной базы на территории Беларуси. В идеале, с последующим размещением на внешней границе (с Польшей, Литвой и Латвией) российских пограничников.

Это, конечно, еще не Западный федеральный округ, с которым не вышло, но уже и не суверенное государство со всеми атрибутами, включая собственную пограничную службу.

Нечто вроде Абхазии, президенту которой по имени Рауль Хаджимба, Владимир Путин неоднократно и крепко пожимал руку, а потом палец о палец не ударил, когда того в буквальном смысле свергли.

И теперь спокойно, как ни в чем не бывало, пожимает руку совсем другому человеку, разве что тоже бывшему чекисту, которые бывшими не бывают. Поскольку Лукашенко – не Хаджимба, и пенсионная книжка даже с особняком на Рублево-Успенском шоссе в придачу, его вряд ли устроит, борьба еще предстоит нешуточная.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить