Павел Широв: С батькой и без батьки

Парадокс не в том, что он опять победил, а в том, что он опять победил. Александр Лукашенко в пятый раз действительно выиграл выборы президента Беларуси — возможно, набрав не 83,49 процента, но всё равно достаточно, чтобы в его победе не сомневались. И показательно, на этот раз не усомнились даже наблюдатели от Парламентской ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ.

Критиковали, конечно, многое, в частности, закрытость процесса подсчёта голосов, о чём заявил глава миссии ОБСЕ Жак Фор. Но он же отметил, что в ряде случаев наблюдателям всё-таки позволили присутствовать при подсчёте. Почти никто не говорил о давлении на избирателей или каких-либо трудностях, с которыми пришлось столкнуться в ходе предвыборной кампании соперникам действующего президента.

Всё это не означает, что выборы в Беларуси 11 октября были честными и прозрачными. Фальсификации в разной форме, несомненно, имели место, но не имели решающего значения. Как, впрочем, и бойкот со стороны оппозиции. Повторилась российская ситуация, наблюдавшаяся на всех президентских выборах, начиная с 2000 года. Владимир Путин, как бы кто к нему ни относился, действительно выиграл все три своих кампании. И даже Дмитрий Медведев в 2008-м занял пост президента на совершенно законных основаниях. Результаты всех этих выборов, вероятнее всего, несколько отличались от официальных количественно, но не отличались качественно. Опять же, нравится это кому-то или не нравится, у Путина в России, как и у Лукашенко в Беларуси, нет по-настоящему опасных соперников, чтобы не выиграть выборы без «каруселей», «вбросов» и махинаций с итоговыми протоколами избирательных комиссий.

Зачем, в таком случае, нужны все эти «карусели» и «вбросы» — всё-таки дело дорогостоящее, — вопрос другой. Может, какая-то сила привычки, или опасения навлечь на себя недовольство начальства, если вдруг результат главного кандидата в том или ином регионе окажется — или покажется — слишком низким. Ничем иным объяснить такие глупости невозможно. Что в России, что в Беларуси президентские выборы давно уже стали безальтернативными просто потому, что альтернативы так и не появилось. Конечно, и Путин, и Лукашенко войдут в историю ещё и своим паническим страхом потерять власть, вынуждавшим обоих разными способами давить, порой в буквальном смысле, любую возможную оппозицию. С другой стороны, оппозиция в обеих странах зачастую демонстрировала полную неспособность договориться между собой и выдвинуть действительно сильного кандидата, который мог привлечь значительное число избирателей.

Различие, пожалуй, лишь в том, что Лукашенко свои первые выборы выиграл по-настоящему, в серьёзной борьбе с куда более опасными, чем теперь, соперниками. Для пост-советских стран даже тогда, в 90-е годы прошлого века, явление совсем не характерное. Как нехарактерным было и происхождение Лукашенко. Всё-таки директор совхоза не шёл ни в какое сравнение с членами Политбюро ЦК КПСС тов. Ельциным и тов. Назарбаевым.

Другое дело, что в отличие от бывших членов Политбюро и отставного подполковника КГБ, став президентом, Лукашенко сразу оценил, насколько привлекательным может показаться прошлое на фоне настоящего. Сделав свою страну «заповедником социализма», он завоевал симпатии граждан без тех усилий, которые приходилось делать реформаторам. И даже когда экономическая ситуация в «заповеднике» ухудшалась (а иначе быть не может), он находил слова, убеждавшие граждан не особо роптать. Ну и что, что в России пенсии выше — зато какие там цены. Да ещё там Чечня, где стреляют, а у нас Чечни нет и не будет. Советскому человеку ведь много не надо. Только знать, что государство о нём заботится, даже если это такая забота, какой лучше бы вовсе не было.

Что действительно может удивить, так это — с какой последовательностью Лукашенко, никогда не скрывавший тоски по Советскому Союзу, все эти годы отстаивал государственность Беларуси. Сколько бы ни обвиняли его в пророссийских настроениях, в готовности чуть ли не завтра сдать страну Москве, ничего подобного так и не произошло, хотя в Москве очень многие на это рассчитывали. Конечно, легко предположить, что причина крылась в самом Лукашенко, совсем не желавшем превращаться в полномочного представителя президента России в Западном федеральном округе. Да и не стоило ему надеяться даже на такую должность в случае слияния с поглощением. Как бы ещё не пришлось, наоборот, искать «окно» на границе литовской — подобно персонажу известного произведения А.С.Пушкина.

Несмотря на все уговоры и обещания щедрого финансирования, Лукашенко так и не признал отторжение Абхазии и Южной Осетии от Грузии. Когда разгорелся конфликт с Украиной, сначала занял выжидательную позицию, а потом даже выступил посредником между Москвой и Киевом, хотя в реальности на знаменитой встрече в Минске только разносил кофе. Неофициально признав аннексию Крыма, скорее, просто как данность, он сохранил хорошие отношения с Украиной. Обвинения в переброске оружия накануне выборов не в счёт — это был только пропагандистский приём. Государственная авиакомпания «Белавиа» (а других там нет), глядишь, ещё и заработает на взаимном закрытии авиасообщения между Украиной и Россией.  

Теперь, правда, над ним нависла серьёзная угроза в виде российской военной базы. Чем такие базы чреваты, хорошо известно ещё с 1940 года. Чтобы угрозу отвести, пятикратному президенту Беларуси придётся постараться. Его российский партнёр с годами становится всё более несговорчивым, давление со стороны Москвы будет только нарастать. Если Лукашенко и на этот раз удастся решить вопрос в свою пользу — быть может, ему когда-нибудь даже поставят в Минске памятник с надписью вроде "Отцу независимости". Вот только отцы имеют свойство рано или поздно уходить. Уйдёт и Лукашенко. Хотя сейчас ему только 61 — все мы смертны, исключений не бывает. И когда он уйдёт, белорусам ещё предстоит доказать, что они состоялись как нация, а Беларусь – как государство.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное