Павел Широв: После Варшавы. Новая реальность

Итоги варшавского саммита НАТО в России были восприняты достаточно спокойно. Официальный представитель МИД Мария Захарова заявила что-то о «военно-политическом зазеркалье», в котором, по ее словам, существует НАТО, но не более того. Ни военные, ни политики не принялись обсуждать ответные меры на предстоящее размещение в Польше и странах Балтии межнациональных тактических групп. Не привлекло внимание даже намерение усилить военно-морское присутствия альянса на Балтике и в Черном море. Российские телеканалы, конечно, не обошли вниманием встречу в Варшаве, но телезрителей воскресным вечером больше интересовал финал футбольного чемпионата на парижском стадионе Stade de France.

Впрочем, удивляться не стоит. Все решения были только оформлены в Варшаве, но фактически приняты в Брюсселе и несколько ранее. Потому и свои заявления официальная Москва не только уже сделала, но и приступила к их реализации. Вдоль западных границ России разворачиваются три дивизии и танковая армия. Балтийскому флоту придан армейский корпус в составе мотострелковой бригады, танкового батальона, дивизиона самоходных гаубиц и зенитно-ракетного дивизиона. Черноморский флот пополнился двумя фрегатами проекта 11356, еще один корабль этого класса ожидается нынешней осенью. И телекомментаторы уже раскрыли своим верным поклонникам агрессивную сущность НАТО в мере, достаточной чтобы не отвлекать от исхода встречи сборных Португалии и Франции.

Вполне естественно.

Саммит в Варшаве, чтобы там ни говорили его участники, вовсе не стал «переломным», не обозначил некую «новую реальность». Перелом произошел ранее — минимум двумя годами ранее.

Их, эти годы,  Восточная, по крайней мере, Европа уже прожила в этой новой реальности. Проблема в том, что в ней же предстоит жить и последующие годы, причем, никто не может сказать – сколь долго. Предыдущая Холодная война тянулась три десятилетия. Чем нынешняя хуже? Ну разве что, противостояние было обусловлено идеологическими различиями, тогда как нынешнее с этой точки зрения объяснений не имеет.

Разумеется, есть ряд версий, придающих какую-то видимость рациональности событиям, случившихся весной 2014 года. Тут и опасения за рейтинг «национального лидера» на фоне экономического кризиса, и ошибочные представления упомянутого лидера о жителях одной соседней страны. Фантомные боли почившей империи, наконец. Но все это на уровне эмоций. Убедительного ответа на вопрос – зачем надо было разрушать с немалым трудом выстроенные отношения с тем же НАТО, по-прежнему не просматривается. И

почти невозможно представить, что последствия не были просчитаны хотя бы на уровне экспертов, или результаты работы этих экспертов не добрались до стола, за которым в Кремле принимаются решения. Разве только сидящие за этим столом настолько уверены в себе, что ни в каких экспертах не нуждаются.

Другое дело, теперь этот вопрос уже стал вторичным, интересным разве что историкам, которые будут исследовать в будущем наше время. На первый план выходит другой вопрос — что дальше? Как бы там ни было, варшавский саммит очевидно развеивает все сомнения Кремля. Бойцы канадского батальона приедут в Адажи (или где их там планируется разместить) не развлекаться. Их присутствие само по себе показывает, что попытка реализовать в Балтии «украинский сценарий» немедленно приведет в действие пресловутый 5-ый пункт Вашингтонского договора.

Причем это только видимая часть айсберга. Под поверхностью остаются обозначенные, но не раскрываемые планы дальнейшего сдерживания России, как заявил в кулуарах варшавской встречи заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу. И по его же словам,

альтернативой сдерживанию останется только «наносить поражение». Понятно, что это уже полномасштабная война, которая только чудом может не перерасти в ядерную, со всеми вытекающими последствиями.

Насколько все это осознают в Кремле, пока не очень ясно. Российский посол при НАТО Александр Грушко в интервью газете «КоммерсантЪ» констатировал отсутствие «позитивной повестки». Логично: любой диалог теперь немыслим без упоминания Крыма и Донбасса. И если в последнем случае Москва еще может чем-то поступиться, хотя бы в рамках Минских соглашений, то в первом считает вопрос решенным, что заводит любой разговор в тупик. Единственное, с чем, кажется, согласны обе стороны – это необходимость постепенной деэскалации военной напряженности. А для этого, так или иначе, придется однажды сесть и начать разговаривать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить