Павел Широв: порядки и беспорядки

Задержания, избиения, избиения, задержания… Такова вкратце субботняя лента новостей из центра Москвы. В ленте, конечно, кроме того перечислялись имена известных в российской столице людей, по очереди или группами оказывавшихся сначала в руках бойцов Росгвардии, а потом – в автозаках, и число людей, как мало кому известных, так и вовсе неизвестных, последовавших туда же.

Число впечатляло. К вечеру, по данным прессы, перевалило за тысячу. Впрочем, и сама акция в поддержку оппозиционных кандидатов в депутаты Московской городской думы, которым было отказано в регистрации, так же способна впечатлить. Полиция утверждает, что на улицы Москвы вышло порядка 10 тысяч человек.

Во всяком случае, так указано в протоколе, составленном на одного из задержанных – журналиста Илью Азара. По его собственным словам, схватили его после того как он заявил полиции, что присутствует не как журналист, а как обычный горожанин. Но и журналистов, исполнявших в тот день не гражданский, а служебный долг, тоже задерживали, невзирая на редакционные удостоверения, по закону о печати позволяющие обладателям таковых находиться в местах подобных событий и, так сказать, выводящих их за рамки участников.

Бойцы в камуфляже и шлемах демонстрировали москвичам свое истинное лицо, разумеется, не по собственному желанию. Хотя, как уже не раз было подмечено, многим из них это зачастую доставляет удовольствие.

Действовали они по прямому указанию властей. Мэр Москвы Сергей Собянин еще накануне заявлял, что будет сделано все для пресечения беспорядков, которые якобы готовят организаторы акции. Вообще-то за годы журналистской работы приходилось присутствовать на многих протестных акциях, в том числе и времен правления Владимира Путина, но ни разу не довелось наблюдать ничего такого, что можно охарактеризовать как беспорядки.

Лишь однажды, году, кажется, в 2002-м, футбольные фанаты, огорченные поражением российской сборной в каком-то ответственном матче, спалили на Манежной площади пару автомобилей и побили стекла в окнах Государственной Думы. Только к политике случившееся тогда не имело никакого отношения. Даже когда в демонстрациях и митингах оппозиции еще участвовали лимоновцы, и они ни до чего подобного не опускались.

Так и на сей раз, что бы ни вытворяли «правоохранители», на Тверской и прилегающих улицах не осталось разбитых витрин, не пылали автомобильные покрышки, как на совсем недавних видеокадрах из Парижа. Пресловутая тротуарная плитка, которую вполне можно было использовать за отсутствием булыжников на мостовой, в «стражей порядка» не полетела. Сообщение официального агентства ТАСС о распылении в толпе кем-то из участников акции газа, судя по всему, подтверждения не получило. Иными словами,

если считать, что в центре Москвы 27 июля происходили беспорядки, устроили их не участники акции. Беспорядки устроила полиция и Росгвардия.

Мэра Собянина, как и президента Путина в тот день в российской столице не оказалось. Где находился мэр, неизвестно, что же касается президента, тот, как сообщила пресс-служба Кремля, провел субботу в Санкт-Петербурге, где, помимо всего прочего, совершил погружение в батискафе C-Explorer 3.11 к обломкам затонувшей во время войны советской подводной лодки в Финском заливе. «Залег на дно», шутили в социальных сетях. В каждой шутке обычно присутствует доля шутки, в данном же случае, как представляется, шутки не очень уместны.

Президентское погружение планировалось сильно заранее. Ни сам Путин, ни составители его рабочего графика никак не могли знать, что именно случится в этот день. Так что президент просто следовал установленному распорядку. Если усматривать в этом какую-либо символику, получится совсем не то, что имели в виду сетевые шутники.

Этим погружением Путин продемонстрировал свое полнейшее спокойствие. Олицетворяемая им российская власть вовсе не в панике. Даже не нервничает. Десять тысяч вышло на Тверскую или двадцать, российскую власть абсолютно не интересует и не занимает.

В такой ситуации было бы, конечно, разумнее разрешить проведение субботнего митинга под стенами московской мэрии. Или даже еще лучше – просто зарегистрировать всех кандидатов, так чтобы никакого митинга и не потребовалось. Ну, прошли бы они, да пусть все полдюжины или сколько их там, в Городскую думу, и что? Ничего. Ничего такого, что могло бы хоть как-то изменить существующий порядок в одном, отдельно взятом городе, даже если этот город – Москва. Городская дума здесь никаких особых полномочий не имеет. Большинство из всего-то 45 депутатов в любом случае составят люди, близкие во всех отношениях к исполнительной власти в лице мэра.

Опять же, как было неоднократно подмечено, российская власть порой действует не совсем рационально или руководствуясь какой-то своей логикой. Высказываются предположения, что власть вообще, и президент Путин в частности, окончательно переместились в какую-то параллельную реальность. Но даже если и так, эта параллельная реальность от той, в которой живет вся остальная страна, не сильно далека.

Десять тысяч суперактивных граждан плюс, хорошо, сто тысяч, хотя это вряд ли, чуть менее активных, на двенадцатимиллионную Москву – не так уж много. В масштабах всей России и вовсе капля в море.

Страх перед «Майданом», безусловно, присутствует и многое определяет в поступках российских властей. И все же эти власти пребывают не в таком уж неадеквате, как можно подумать. Они ведь прекрасно помнят и понимают, что «Майданы» случаются там, где оппозиция широко или не очень, но все же представлена в разного рода законодательных органах, включая парламент. Потому действительно готовы на все и сделают все возможное, чтобы такого у себя не допустить. Активным и не очень гражданам в очередной раз дали понять, что по этой самой причине никакой свободы митингов, шествий им не будет. И да, свободных выборов – тоже.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно