Павел Широв: Подружились против Запада

Еще недавно, всего-то полтора месяца назад, они были врагами. Теперь улыбаются, пожимают друг другу руки, говорят о добрососедских и взаимовыгодных отношениях между двумя странами, которые имеют честь возглавлять. Президент Турции Реджеп Эрдоган впервые после неудавшейся попытки военного переворота 16 июля покинул пределы своей страны и направился с зарубежным визитом — в Россию. И словно не было сбитого Су-24 с российским экипажем, гневных заявлений из Кремля, словно никто не бил окна в здании посольства Турции в Москве холодной ноябрьской ночью. Владимир Путин радушно встречает гостя в Греческой гостиной Константиновского дворца.

Поневоле уверуешь в конспирологическую теорию, согласно которой за попыткой переворота стояли российские спецслужбы. Теорию, никакой действительности не соответствующую. Письмо с извинениями за сбитый самолет Эрдоган направил Путину почти за месяц до мятежа. И направил не потому, что искал в Москве поддержки. Точнее, не только потому, если считать, что турецкий лидер знал о готовящемся бунте военных. Конфликт с Россией обошелся Турции дороже, чем предполагалось.

Дело оказалось не только в опустевших без российских курортников пляжах Анталии и турецких строителях, оставшихся без работы после изгнания из России. И то, и другое Турция, скорее всего, могла пережить, если бы не два других, куда более серьезных обстоятельства. За прошедшие с ноября 2015 года восемь месяцев Эрдоган успел испортить отношения со своими союзниками по НАТО. С Германией и вовсе чуть не дошло до полного разрыва — после того как Бундестаг принял резолюцию, в которой массовое убийство армян в Османской империи названо геноцидом. Тема эта по-прежнему слишком болезненна для турецких властей, чтобы не отреагировать.

Реакция на этот раз оказалась слишком жесткой. Эрдоган как бы даже не обратил внимания на то, что Германия не только крупнейший деловой партнер Турции в Западной Европе, но и место, куда миллионы турок ездят на заработки уже пятое десятилетие.

Угроза выйти из соглашения по беженцам — то есть, по сути, открыть турецкую границу для нелегальных мигрантов с Ближнего Востока в Европу — была воспринята совсем иначе, чем прежние дипломатические демарши.

Когда же после подавления июльского мятежа начались репрессии и пошли разговоры о восстановлении («по просьбам трудящихся», разумеется) смертной казни, именно в Берлине заявили, что о вступлении в Евросоюз Турция может забыть на ближайшие лет двадцать.

Тем временем в Москве не дремали. Еще в декабре прошлого года российские самолеты доставили большую партию оружия подразделениям сирийских курдов, поддерживающих режим Башара Асада, в марте нынешнего стало известно о поставках российского оружия в иракский Курдистан. Причем российские официальные представители тогда не скрывали, что оружие курды получили для защиты не только от так называемого «Исламского государства», но и турецкой армии. И это было уже серьезно. Не только легкое стрелковое оружие, но и зенитные установки ЗУ-23-2 легко могли перекочевать из Иракского Курдистана в Турецкий. Перспектива получить вдобавок ко всему восстание курдов на собственной территории стала для Анкары очень даже реальной.

Вероятнее всего, порядком поработала и российская дипломатия. Эрдогану следовало понять, что восстановление отношений с Кремлем не только компенсирует потери на западном направлении. Поток оружия в Курдистан очень легко может иссякнуть. Не говоря уже о том, что, в отличие от Берлина или Вашингтона, в Москве никто не заметит ни репрессий в отношении оппозиции, ни даже введения смертной казни, благо сторонников этого вида наказания и в самой России предостаточно. И опять же причина была не в турецких помидорах, недостаток которых почувствовали жители крупных российских городов, и не в общем товарообороте на 35 миллиардов долларов в год. Оставшись после украинской авантюры без влиятельных союзников (Беларусь с Казахстаном и примкнувшую к ним Армению таковыми никак не назовешь), Путин нуждался в Эрдогане не меньше, чем Эрдоган в Путине. Ради такого

можно забыть и погибшего пилота Су-24. Пилота ведь не вернешь, да и какой пилот, когда тут у нас геополитика?

Вот только окажется ли прочным этот союз обиженных Западом? Вопрос логичный, поскольку

конфликт интересов России и Турции одним инцидентом в небе над сирийской границей далеко не исчерпывается.

За два часа переговоров в великокняжеском дворце разрешить все противоречия невозможно. Прежде всего, Москва и Анкара очень по-разному видят будущее Сирии. Отказываться от своего видения ни одна сторона не намерена. Буквально за несколько часов до встречи с Эрдоганом Путин направил в Государственную Думу на ратификацию договор о размещении в этой стране российской авиационной группировки. В отличие от Запада, Россия не может стать для Турции источником высоких технологий. Да и вообще такая «дружба против» редко бывает продуктивной.

    

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить