Павел Широв: Обвинительное заключение

Выводы международной следственной группы, ведущей расследование обстоятельств гибели самолета Boeing 777 малазийской авиакомпании в небе над Донбассом 17 июля 2014 года (рейс MH17), как и следовало ожидать, совсем не понравились официальной Москве.

Уже в тот же день, когда шеф уголовной полиции Нидерландов Вилберт Паулиссен выступил с заявлением, в котором возложил на российских военных ответственность за гибель самолета и 298 человек, из Москвы последовал целый шквал опровержений.

Представленная версия «вызывает у нас сожаление», говорится в опубликованном в пятницу сообщении МИД России. «Налицо образец голословных обвинений с целью дискредитации нашей страны в глазах международного сообщества. Никаких доказательств, конечно же, представлено не было, если не считать красочно оформленного видеоролика, снятого на основе данных, сфабрикованных блогерами агентства Bellingcat, которые ранее уже были уличены в подтасовках фактов».

Министерство обороны, со своей стороны, указало, что ракеты для ПЗРК «Бук» 1986 года выпуска были сняты с вооружения и утилизованы, по крайней мере, до 2011 года, когда подошел крайний срок эксплуатации ракет данного типа.

Наконец, президент России Владимир Путин заявил, что не доверяет результатам расследования, поскольку «российские представители не принимали в нем участия». Путин вдобавок напомнил эпизод из уже далекого 2001 года, когда «Украина сбила над Черным морем российский самолет, который летел из Израиля, но не признала этого факта». К чему было вынимать из нафталина эту историю, трудно сказать, разве что составители президентского выступления на Петербургском экономическом форуме руководствовались принципом «око за око».

Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines выполнял регулярный рейс по маршруту Амстердам — Куала-Лумпур. Через 2 часа 49 минут после взлета из аэропорта Схопхол самолет упал на землю в районе села Грабово в Донецкой области Украины.

В тот же день некий Игорь Гиркин, больше известный под псевдонимом Стрелков, называвший себя «министром обороны» самопровозглашенной Донецкой народной республики сообщил на своей странице в социальной сети, что подчиненные ему «силы самообороны» сбили самолет Ан-26 военно-воздушных сил Украины.

Несколько часов спустя запись была удалена, но скриншот страницы разошелся по всемирной сети, и найти его можно даже сегодня.

Месяц спустя после трагедии, в августе 2014 года, была сформирована Объединённая следственная группа (Joint Investigation Team — JIT), в которую вошли представители Нидерландов, Бельгии, Австралии и Украины. Позднее в нее были включены специалисты из Малайзии. В июле следующего, 2015 года, представитель России в Совете Безопасности ООН наложил вето на проект резолюции, предусматривавшей создание международного трибунала для привлечения к уголовной ответственности виновных в катастрофе и представленной от лица стран, чьи представители вошли в Объединённую следственную группу.

Несмотря на это работа JIT продолжалась параллельно с работой независимых групп и журналистов ряда стран, скрупулезно исследовавших множество документов, вещественных доказательств, в том числе обломков предположительно сбившей малайский лайнер ракеты — их нашли впоследствии в районе катастрофы. По серийному номеру на одном из этих обломков было установлено происхождение ракеты.

Этот номер соответствовал изделию, произведенному в 1986 году на заводе в городе Долгопрудном Московской области. Последнее известное местонахождение — 53-я зенитно-ракетная бригада Вооруженных сил России, дислоцированная в районе Курска (войсковая часть №32406).

Весьма вероятно, если бы официальная Москва с самого начала признала хотя бы теоретическую возможность причастности к трагедии, российские представители были бы приглашены в состав JIT, как были приглашены представители Украины, так же находившейся в то время под подозрением. Теперь г-н Путин, г-н Лавров и все остальные, выражающие недоумение с недоверием, просто не понимают (или делают вид, что не понимают) своего места в этом процессе. Это место обвиняемого, а не участника и даже не добровольного помощника следствия. Примерно так же подсудимые на Нюрнбергских процессах могли не признать правомочности суда, поскольку сами не участвовали в расследовании своих преступлений. Но и на обыкновенном, рядовом уголовном процессе обвиняемый в расследовании участия не принимает. Обвиняемого допрашивают. Допрашивают в ходе следствия, допрашивают в ходе судебного процесса.

В ряде правовых систем обвиняемый имеет полное право отказаться давать показания. Помните знаменитое: «все, что вы скажете, может быть использовано против вас».

Это естественное право человека в действительно правовой системе, где никто не может быть признан виновным иначе как решению суда и считается невиновным, покуда не доказано обратное. К слову сказать, суда-то, в общем-то, еще не было, так что выводы JIT — не более (хотя и не менее) чем выводы следствия. Суд только предстоит. И на суде, когда таковой состоится, снова и снова будут рассматривать вещественные доказательства, снова и снова внимательно изучать документы, прослушивать аудиозаписи с женскими и прочими голосами, по сути, проведут всю эту работу заново. У России на этом суде должны быть — и несомненно будут — свои представители, которые смогут, точнее говоря, обязательно подвергнут сомнению все утверждения следствия, «блогеров из агентства Bellingcat» и прочая, и прочая.

Да и теперь у российского военного ведомства остается возможность не просто опровергнуть, камня на камне не оставить от доклада следственной группы.

Достаточно представить документы, по которым можно было бы проследить судьбу ракеты, серийный номер которой упоминается в материалах следствия. Если эта самая ракета была и вправду утилизирована в период до 2011 года, либо находилась в воинской части, вошедшей в состав вооруженных сил Украины, все претензии отпадут сами собой. Однако ничего такого до сих пор сделано не было. Не потому ли, что никаких документов не существует, и ракета по состоянию на июль 2014 года все еще хранилась на складе 53-й зенитно-ракетной бригады вооруженных сил России?

Понятно, что присутствие на территории Украины пусть даже одного зенитного расчета действующей российской армии не укладывается в официальную версию событий. Это не мы. Нас там нет. Это шахтеры закупились зенитно-ракетными комплексами в военторге и дали отпор зарвавшимся националистам. Повторять общеизвестное нет смысла, но до некоторых и с пятого раза не доходит.

Украинский язык был единственным официальным языком Украины в течение двух десятилетий. Но шахтеры почему-то не брались за оружие, чтобы отстоять свое право говорить и писать по-русски.

Потому, наверное, не брались, что говорили и писали, и никто им не мешал. В Крыму пророссийские настроения были весьма сильны. Существовала и политическая партия соответствующей направленности, которая, правда, регулярно проигрывала выборы даже в местные органы власти. Ах, да, результаты выборов были подтасованы. Вот только Россия из раза в раз благополучно признавала результаты этих выборов и палец о палец не ударила, чтобы защитить своих сторонников.

Даже если представить невероятное — отставные офицеры российской армии под покровом ночи угоняют «Бук» с территории воинской части, заряжают давно снятой с вооружения ракетой, и передают своим друзьям с восставшего Донбасса — или принять как данность, что ракетная установка все-таки принадлежала украинской армии — что в первом, что во втором случае ответственность за несет Россия. Если бы на Донбассе не была развязана война, будем называть вещи своими именами, война, которая продолжается и по сей день, ничего бы с малазийским лайнером не случилось, и никакой международной следственной группе не понадобилось бы годами копаться в груде документов, разного рода звукозаписей и кусочков оплавленного металла.

Признать свою ответственность за развязывание этой войны российской власти, нынешней или той, что придет ей на смену, рано или поздно придется.

Причем, даже безотносительно к истории рейса MH17. Придется, потому что это — правда. Такая правда, которую признавать трудно, невыносимо стыдно, но необходимо. Без этого невозможно восстановить доверие к стране со стороны хоть ближних соседей, хоть таких отдаленных, как Австралия. И, в конечном итоге, жить в состоянии осажденной крепости можно годами, практика показывает, даже десятилетиями, но не веками.

Между прочим, Украина в действительности признала ответственность за гибель российского пассажирского самолета над Черным морем в октябре 2001 года. Об этом написано во всех Википедиях, составители речи Путина в Санкт-Петербурге могли в этом убедиться, не отрываясь от компьютеров. Тогдашний президент Украины Леонид Кучма лично принес извинения родственникам пассажиров авиалайнера, которым также была выплачена компенсация — в общей сложности более 15 миллионов долларов.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно