Разделы Разделы

Павел Широв: Маска, я тебя… ненавижу

«Почему без маски?» — спросил сосед по лестничной площадке, с которым мы на второй день нового года встретились у лифта.

Ответил что-то вроде «да чего уж тут...», ведь только до машины дойти. «Надо, надо. Мало ли что», — сказал сосед, надевший маску сразу, как только вышел из квартиры. И в лифте вместе со мной вниз не поехал, пропустил вперед. Последнее, впрочем, уже давно стало обычным явлением. Вот чтобы надеть маску сразу, покидая квартиру, в крайнем случае, подъезд, на этот счет мой сосед, можно сказать, уникален. Таких, как он, в Москве немного. Не единицы, конечно, но что-то в таком роде. Большинство пресловутый «масочно-перчаточный режим» соблюдают только в магазинах и в общественном транспорте, где периодически могут появиться проверяющие или не обслужить на кассе.

Да и тут, сколько раз уже замечал, до полной обструкции дело не дойдет. Кассир вежливо попросит надеть маску, а если таковой у беспечного покупателя не окажется, достанет из коробки возле кассы. Маски и перчатки лежат там в больших количествах, не то, что в первые месяцы весеннего жесткого карантина. Производители не сразу, но сориентировались и к началу второй волны дефицита защитных средств, по крайней мере, в Москве, не наблюдалось. Разумеется, ходят упорные слухи, что этот самый «масочно-перчаточный режим» не отменяют исключительно потому, что городские власти с производителями в доле, или даже и вовсе сами владеют предприятиями, выпускающими маски и перчатки.

Применительно к Москве вполне можно было бы и поверить — памятуя о заводах, производящих тротуарную плитку и бордюрный камень, которые на городских улицах до недавнего времени перекладывали чуть ли не ежегодно. Всё это, изрядно поднадоевшее москвичам «благоустройство», породило столь же упорные слухи о личных меркантильных интересах столичного мэра. Хотя на самом деле, показатели числа зараженных, которые за праздничные дни несколько уменьшились, но по-прежнему остаются высокими, сами собой говорят, что вовсе не в корысти тут дело. Тем более, если по привычке умножить эти показатели минимум на два. Официальной статистике в России мало кто доверяет. Но и тут есть свои особенности.

Кто предпочитает верить слухам, за статистикой, как правило, вообще не следит, а кто следит, да еще и умножает на два, и к слухам относится критически.

Все же кажется, если бы не административные строгости, дисциплинированных «масочников» могло быть еще меньше. Новый год Москва отпраздновала почти как обычно, грохотом петард и веселыми застольями, разве что, большей частью, по домам, как в давние времена, когда ни о каких корпоративах никто не слышал. Из тех, кто привык на новогодние каникулы отправляться в путешествие, судя по всему, немногие отказали себе в таком удовольствии. В социальных сетях за последние дни попадалось немало описаний переполненных самолетов, вылетавших из Москвы в традиционные места отдыха. Пассажиры масками себя не обременяли, а экипаж за соблюдением мер предосторожности особенно не следил. Или даже не следил вообще. Стало быть,

оснований полагать, что после праздников вышеупомянутые показатели снова начнут расти, более чем достаточно.

Надежда, что стартовавшая кампания «массовой вакцинации» что-то кардинально изменит, по-прежнему остается весьма слабой. Прежде всего, говорить о массовости на практике вряд ли стоит.

Ажиотажа, во всяком случае, на московских прививочных пунктах, официально заработавших в начале декабря, не наблюдается.

И не только потому, что на первом этапе вакцинацию открыли только для групп повышенного риска — работников сферы здравоохранения, образования и социальной. Владимир Путин, объявляя о начале кампании чуть более месяца назад, сообщил подведомственным гражданам, что в наличии имеется более двух миллионов доз отечественной и первой в мире вакцины Sputnik V. Но — прошло три недели, и Александр Гинцбург, директор московского института имени Гамалеи, где эта вакцина была создана, назвал совсем другую цифру. Оказалось, произведено только 440 тысяч доз.

На следующий день вирусолога поправил федеральный министр здравоохранения Михаил Мурашко, порадовавший известием о производстве полутора миллионов доз. Наконец уже после нового года доктор Гинцбург заявил об успешной вакцинации «более 1 миллиона россиян». Какой из этих цифр верить — вопрос риторический.

Если в начале декабря было два миллиона доз, почему к началу января использован только один миллион? Если же к концу декабря имелось в наличии менее полумиллиона, откуда за праздничные дни взялась вторая половина?

Между тем, согласно данным Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор) темпы производства вакцины к концу декабря так и не вышли на запланированные показатели. И эти данные ни сам Росздравнадзор, ни соответствующее министерство не поспешили опровергнуть.

Пристрастие чиновников, российских в особенности, к ошеломляющим цифрам — факт общеизвестный. Причем обычно ошеломить они стремятся не граждан, а непосредственное начальство.

Президент велел наладить массовое производство — ему и доложили про два миллиона.

Сколько там на самом деле, ни в тот момент никого не волновало, ни теперь не волнует. В бюрократической системе иначе, видимо, не бывает. К реальной жизни реальных людей все это жонглирование цифрами никакого отношения не имеет.

Так что ставшие ненавистными маски с нами еще надолго.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить