Павел Широв: машинисты бронепоезда

Недавнее заявление МИД России, которое фактически оправдывает знаменитый пакт Молотова-Риббентропа, вызвало вполне ожидаемую и вполне логичную реакцию. При том, что само заявление, как принято говорить в подобных случаях, не выдерживает никакой критики. Авторы заявления утверждают, что пакт позволил Советскому Союзу «укрепить обороноспособность страны», и «спасти сотни тысяч жизней». Ни то, ни другое никакой реальной действительности не соответствует.

Можно ли считать укреплением обороноспособности, к примеру, ликвидацию оборонительных сооружений на линии «старой границы», которые к июню 1941 года были почти все срыты, в то время как на «новой границе» аналогичные сооружения только начинали строить, а кое-где даже и не начинали?

И как быть сотням тысяч жителей Финляндии, Балтийских стран и Польши, погибших в результате войны на Карельском перешейке, депортаций и попросту расстрелянных в последние месяцы 1940 – начале 1941 года? Кстати, жители Балтийских стран и восточной части Польши на тот момент юридически числились уже советскими гражданами. Их МИД современной России призывает не принимать в расчет — или как? Не считает советскими гражданами, тем самым, по факту, признавая, что страны Балтии не «добровольно присоединились», а все-таки были оккупированы? Наконец, что делать с сотнями тысяч погибших и плененных в первые дни войны бойцов и командиров Красной армии? Примечательно, что заявление было вообще-то опубликовано не на официальном сайте российского внешнеполитического ведомства, а в социальной сети, как вроде бы не совсем официальное, но написанное в таком стиле, в каком принято писать самые официальные документы.

Между тем, с пактом Молотова-Риббентропа все ясно. Съезд Народных депутатов СССР еще в декабре 1989 года принял постановление «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года», в котором особо отметил и осудил «факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 года и других секретных договорённостей с Германией».

Все эти секретные договоренности были признаны «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания». Съезд Народных депутатов на тот момент, согласно конституции, был высшим органом государственной власти. Постановление это, за номером 979-1, никто не отменял, следовательно, оно по-прежнему действует.

Впрочем, и с МИД России тоже все ясно. Недаром это ведомство занимает высотное здание на Смоленской площади Москвы, где до 1991 года размещалось министерство иностранных дел СССР, и где еще успел поработать товарищ Молотов (с 1953 по 1956). Там, по-видимому, считают себя прямыми наследниками тех советских дипломатов, которые десятилетиями отрицали факт существования секретных протоколов, и оправдывали пакт, позволивший нацистам развязать войну, в духе: вы тоже хороши, договорились с Гитлером в Мюнхене.

Почти синхронная с заявлением МИД публикация газетой «Московский комсомолец» интервью министра обороны России, конечно, простое совпадение. Заниматься конспирологией тут не стоит, все же это очевидная лженаука. И военный министр в этом интервью выглядит совсем не солдафоном. Цитирует Михаила Жванецкого, с теплотой вспоминает, как в юности слушал на морозе в Братске хриплый голос Евгения Евтушенко. Хотя нетрудно заметить, по духу интервью главы военного ведомства во многом созвучно с упомянутым выше заявлением от имени ведомства внешнеполитического.

Это, как особо отмечает издание, «первое за семь лет пребывания министра в должности развернутое интервью», весьма комплиментарное. В иных вопросах как бы сам собой заложен ответ, из серии: а не думаете ли вы, что… – да, да, конечно, именно так я и думаю. Про иные даже трудно понять, формулировал их журналист, или тот, кому эти вопросы были адресованы. Вот один такой:

«В Киеве периодически можно слушать угрозы «триумфально въехать в Москву на танковой броне». Есть ли опасность прямого военного столкновения между армиями России и Украины?»

— спрашивает журналист. «Даже не хочу об этом думать», отвечает министр, пускаясь в рассуждения на тему российско-украинского братства, которое рано или поздно снова настанет.

Вот только, не стану утверждать, но почему-то кажется, ни экс-президент Украины Петро Порошенко, ни сменивший его Владимир Зеленский, равно как прежний и действующий министры иностранных дел этой страны ничего подобного никогда не говорили. Стало быть, от имени Украины никто «триумфально въехать в Москву» не угрожал. Если же что-то в таком роде говорили, да хотя бы и депутаты Верховной Рады, так что с того? Бывало и депутаты Государственной Думы России обещали триумфально «омыть сапоги в Индийском океане». Не припомню, чтобы после этого министр обороны Индии заявлял, что «когда-то экстремистов в России все равно придется останавливать».

Или еще:

«С вашей точки зрения, нам повезло, что Запад очень вовремя обнажил свои истинные, далеко не вегетарианские намерения?» Так и хочется спросить акулу пера: это какие именно, нельзя ли поподробнее?

Министр уточнить не просит, отвечает, не задумываясь, мешая в кучу войну в Афганистане, вторжение в Ирак, переворот в Ливии и бомбардировки Югославии 1999 года, которую, по его мнению, именно тогда «насильно расчленили на 6 стран». Генерал Шойгу, конечно, человек военный, если не по образованию, так по духу, потому запамятовал или не знал, что Югославия распалась почти десятилетием ранее, и не после бомбардировок авиацией стран НАТО, а в результате кровопролитной войны между бывшими «союзными республиками».

Конечно, до прямых угроз въехать куда-нибудь на танке министр ни в коем случае не опускается. Так, походя, замечает, хотя и не скрывая раздражения, что вот мол «в Таллине был создан центр передового опыта НАТО в области компьютерной безопасности, в Риге действует центр стратегических коммуникаций НАТО». Хорошо хоть канадский батальон не упомянул, или забыл, как и о том, что центры опыта и коммуникаций появились, вместе с батальоном, после российского вторжения в Крым и Донбасс. Впрочем, ведь никто никуда не вторгался. Россия не нападала, оборонялась, противодействовала планам, цитата: «разрушения и порабощения нашей страны. Как это фактически сделано с «младоевропейцами» и бывшими советскими республиками».

Господин министр, он же товарищ генерал искренне убежден, что бывшие страны восточного блока и «бывшие советские республики» разрушены и порабощены? Никак там американцы хозяйничают, прибирая к рукам все, что можно и даже то, что не нужно. А может быть, и правда он во все это верит? Ведь если сам не веришь, убедить другого трудновато, если вообще возможно.

И тут журналист как бы совсем не провластной газеты нисколько не смущается, не просит пояснить, что имел в виду его собеседник. Спокойно выслушивает и продолжает задавать свои вопросы.

Нет, тут явно не случай пресловутых Бурбонов, которые ничего не забыли и ничему не научились. Скорее, авторы заявления МИД России, а равно составители вопросов и ответов министра обороны страдают весьма избирательной памятью и учиться на ошибках прошлого решительно не желают. Считают только свою точку зрения верной, а саму возможность существования иных отвергают напрочь. И действительно искреннее верят, в то, о чем говорят, вне зависимости от того, соответствует ли оно действительности или не соответствует. Из чего и исходят, не важно, делая ли заявления, отвечая на вопросы журналистов, планируя развитие вооруженных сил или формируя внешнюю политику страны. Может и правда, чувствуя себя машинистами того бронепоезда, который стоит на запасном пути, как пели во времена товарища Молотова и партайгеноссе Риббентропа.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно