Павел Широв: Кто в доме хозяин

Минувшая неделя в России, начавшись арестом министра экономического развития, завершилась решением суда, обязавшего газету «Ведомости» уничтожить все оставшиеся в распоряжении редакции экземпляры номера, в котором была опубликована статья о недвижимости руководителя компании «Роснефть». Оба эти события, на первый взгляд, никак между собой не связанные, между тем кое-что объединяет. Точнее, кое-кто —общий участник. Тот самый глава компании «Роснефть» Игорь Сечин. Это у него, по версии следствия, вымогал взятку арестованный министр Алексей Улюкаев, и о его же собственности шла речь в статье, которую теперь предписано уничтожить.

Тиражи газет в истории современной России еще ни разу не уничтожали по решению суда. Равно как и действующих министров не арестовывали. Уволенных — случалось, но не действующих. Такое бывало в прежние времена, и то уже достаточно давно.

Имя последнего действующего министра, оказавшегося под арестом — Лаврентий Берия. Теперь компанию ему составит Алексей Улюкаев, вдобавок, отправленный в отставку (уже после ареста) указом президента с формулировкой «в связи с утратой доверия». Как тут не вспомнить известный некогда стишок.

Все это могло бы показаться смешным, если бы не целый ряд сопутствующих обстоятельств, вызывающих уже не смех, а вполне серьезные вопросы.

Ночной арест Алексея Улюкаева сразу же назвали ударом по так называемым «системным либералам».

Кто-то даже сравнил случившееся с убийством Бориса Немцова. Сравнение совершенно некорректное. Между убийством и заключением под домашний арест дистанция колоссальная. Да и не стоит относить теперь уже экс-министра к либералам, пусть и системным. Своих убеждений он никогда не декларировал, возглавляя министерство, вольно или невольно поддерживал и реализовывал зачастую далеко не либеральные инициативы. О таких, как он, в былые времена говорили: «колебался вместе с линией партии», хотя Улюкаев ни в какой партии не состоял. В современной России, несмотря на то, что глава кабинета по совместительству еще и лидер партии парламентского большинства, министерские портфели распределяются совсем по иному принципу.

И все же удар был нанесен и очень чувствительный, прежде всего, как раз по позициям премьер-министра.

Заявления, сделанные Дмитрием Медведевым уже после того, как на руках Улюкаева защелкнулись наручники, позволяют предположить, что премьер был явно не в курсе «оперативной разработки» в отношении своего подчиненного.

Некоторые комментаторы теперь открыто говорят, что дни Медведева на его нынешнем посту сочтены, да и весь кабинет министров вскоре ждет серьезная перетряска, а то и полная замена. Называют имена как минимум двух вице-премьеров, которые в ближайшее время, не исключено, еще до конца ноября, покинут свои посты. Но, что самое важное, никто не уверен, что инициатором очередной кадровой революции в данном случае был президент Владимир Путин.

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков уверяет, что тот знал о расследовании, проводимом Федеральной службой безопасности, и все последующие действия, включая арест министра, проводились с его ведома и согласия. Тем не менее, заявления самого Путина были хотя и более убедительными, но так же допускающими и версию, что все произошедшее стало для него неожиданностью. Если дело обстоит именно так, получается вот что.

Либо в ФСБ кто-то проявил не очень-то характерную для современной России самостоятельность. Либо слово главы «Роснефти» оказалось весомее слов президента страны.

«Роснефть», подобно другим крупным корпорациям, давно стала своего рода государством в государстве, позволяющим себе устанавливать правила, иногда даже противоречащие правилам, установленным на более высоком уровне. Служба безопасности «Медиа-Моста» вела слежку за конкурентами Владимира Гусинского, охранники ЮКОС перекрывали улицу перед домом приемов компании, но чтобы руководить действиями государственной спецслужбы, до такого, кажется, еще не доходило. Даже тот факт, что глава компании был связан с этими спецслужбами еще с советских времен, дела не меняет, равно как и принадлежащие государству 69,5% акций «Роснефти». Государственная компания или частная, это – только коммерческая структура.

Иными словами, продолжение явно следует. И каким оно будет, пожалуй, никто сейчас не возьмется предсказать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить