Павел Широв: Карабах — еще не война, но очень похоже

«Обострение в Нагорном Карабахе». Сколько раз приходилось слышать подобные слова в выпусках теле- и радионовостей за последние почти три десятилетия? Множество. Хотя масштабные боевые действия в том районе Закавказья прекратились достаточно давно. Вскоре после того как 12 мая 1994 года вступило в силу соглашение о прекращении огня, скрепленное подписями представителей Армении, Азербайджана и непризнанной ни одним из государств – членов ООН Нагорно-Карабахской республики, также именуемой «республика Арцах».

В последующий период на линии, разделяющей бывшую Нагорно-Карабахскую автономную область, а также часть международно признанной территории Азербайджана, прилегающую к границе Армении и занятую армянскими войсками до подписания упомянутого соглашения, периодически постреливали. Зыбкое перемирие то и дело нарушали обе стороны по разным причинам, но до возобновления настоящей войны, полыхавшей в том регионе всю первую половину 90-х годов прошлого века, дело все же не доходило. Противоречивая (как водится в подобных случаях) информация не позволяет пока оценить реальную ситуацию. Тем не менее, начавшиеся в ночь с минувшей субботы на минувшее воскресенье боевые действия вполне можно назвать самыми активными за минувшие годы.

Есть достаточно оснований считать, что начались они не спонтанно, в ответ на какую-то провокацию или или просто чьи-то неосторожные действия. К ним долго и упорно готовились. Причем готовились обе стороны. На видеокадрах, которые распространяют официальные источники в Ереване и Баку, видны новейшие системы вооружения, усиленно закупавшиеся все предшествовашие годы как Арменией, так и Азербайджаном. Власти обеих стран ввели режим военного положения. В Азербайджане частично, в Армении – по всей стране. В обеих странах объявлена мобилизация. В Армении, кроме того, ограничен выезд за границу мужчин в возрасте от 18 до 55 лет. Власти Азербайджана, в свою очередь, заблокировали на территории страны популярные социальные сети и мессенджеры.

Разбираться, кто первый начал и кто виноват тут бессмысленно, хотя имеется достаточно оснований полагать, что на этот раз инициатива исходила со стороны Азербайджана.

Историческая практика показывает, если две стороны готовятся к войне друг с другом, война рано или поздно начнется.

Даже если эта война не имеет никакого практического смысла. В данном случае, впрочем, смысл понятен. Азербайджан считает Нагорный Карабах своей территорией. Армяне, живущие в этом регионе, не хотят жить в одной стране с азербайджанцами. Собственно, с этого все и началось еще в те годы, когда и Армения, и Азербайджан с Карабахом входили в состав советской империи. Так что не совсем корректно утверждать, что именно распад этой империи привел к кровавым конфликтам. Кровь лилась в Карабахе еще когда над всей этой территорией, условно говоря, развевался один флаг. Тот самый, красный, с серпом и молотом.

Почему тогда союзное руководство не сумело погасить конфликт, вопрос, скорее, риторический. То ли потому, что не имели опыта. Что правда. То ли потому, что вообще не поняли причин происходящего. Что тоже правда. Приехавший мирить стороны член Политбюро ЦК товарищ Воротников, чуть ли не под камеры центрального телевидения недоумевал, как могли поссориться «два братских мусульманских народа». Какую реакцию вызвали эти его слова в Армении, нетрудно догадаться.

Дружба и братство народов оказались тем, что на разговорном русском принято называть пшиком,

чего тогдашние обитатели московского Кремля так и не поняли. К слову сказать, некоторые нынешние тоже не понимают. Или делают вид, что не понимают.

В последующие годы все усилия разного рода международных посредников не приносили реального результата до тех пор+ пока война не завершилась, по сути, сама собой. Вооруженные формирования Карабаха и новосозданная армия независимой Армении объединенными усилиями установили контроль над территорией, как бывшей Нагорно-Карабахской автономии, так и несколькими районами Азербайджана, расположенными между собственно Арменией и провозгласившей в одностороннем порядке независимость Нагорно-Карабахской республикой. Только после этого в Ереване согласились, образно говоря, сесть за стол переговоров.

Образно, потому что никакого стола в реальности не было. Даже соглашение о прекращении огня в мае 1994 года представители сторон пописывали в разное время и в разных местах. Так что и на этот раз призывы прекратить огонь и начать переговоры, уже прозвучавшие из Москвы, Вашингтона, Парижа и других мировых столиц рискуют призывами и остаться. Прогнозировать дальнейшее развитие событий, однако, трудно прежде всего потому, что не ясна цель, которую преследуют участники конфликта. Намерен ли Азербайджан вести войну до победы, что с точки зрения официального Баку означает восстановление контроля над всем Карабахом и прилегающей территорией, или речь идет о каких-то локальных участках на линии разделения сторон.

Что, в данном случае, весьма настораживает, так это позиция Турции. В понедельник турецкий президент Реджеп Эрдоган потребовал от Армении «немедленно оставить оккупированные азербайджанские территории» и пообещал Баку полную поддержку. Пока не понятно, насколько далеко готова пойти Турция, и все же до сих пор столь резких выражений из Анкары слышать, кажется, еще не доводилось. Ходят слухи о наборе некоей турецкой фирмой в Сирии добровольцев для переброски в район Карабаха якобы «для охраны азербайджанской границы и стратегических нефтяных объектов». Тем временем источники в Ереване утверждают, что наемники из Сирии уже участвуют в боевых действиях на стороне Азербайджана.

И главная проблема тут в том, что реально действенных рычагов давления на стороны конфликта, которые помогли бы утихомирить страсти, нет ни у кого. Даже у России, состоящей в одном международном объединении с обеими сторонами (СНГ) и в одном военно-политическом блоке с Арменией (Организация договора о коллективной безопасности – ОДКБ). Формальных причин для военного вмешательства нет. Азербайджанские войска не переходили границ Армении, что можно было бы расценивать как агрессию. Конечно, формальности редко кому мешают, было бы желание. Но и тут возможности ограничены. Однозначно встать на сторону Армении, тем более, оказать ей военную помощь, для Москвы означает окончательно потерять Азербайджан. Как, впрочем, и наоборот.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно