Павел Широв: Глас народа из Интернета

Собравшиеся на днях в Вильнюсе активисты российской оппозиции констатировали — общество в России больно, пропаганда слишком сильна и действенна, шансов на выздоровление нет. Правда, звучали и возражения. Бывший советник президента Андрей Илларионов привел в пример Германию. Вот только не со стороны, из Вильнюса, а из Москвы почему-то кажется, что не только и не столько в пропаганде дело.

И, может быть, не очень корректно говорить о здоровье или нездоровье общества. Скорее стоит называть это господствующими убеждениями или мировоззрением , которые по-прежнему на стороне российской власти, во всяком случае, по самому болезненному украинскому вопросу.

Известная поэтесса и переводчик Юнна Мориц пожаловалась, что популярная социальная сеть заблокировала ее страничку. Случилось это после того, как она, мягко скажем, неодобрительно высказалась в адрес Надежды Савченко

и кампании в поддержку офицера украинской армии, насильно вывезенной в Россию, обвиненной в убийстве российских журналистов, и теперь ожидающей решения суда. Позднее, как сообщили в пятницу российские медиа, страничка была разблокирована, но текст удален. По просьбе газеты «Комсомольская правда» Юнна Мориц написала текст снова, дополнив стихотворением, которое можно прочесть на сайте издания. Цитировать не стану, к лучшим стихам Мориц оно явно не принадлежит, хотя это, конечно, чисто оценочное суждение.

«Комсомольская правда» к комсомолу уже давно не имеет никакого отношения. Специализируется на «жареном». Такая газета вполне могла сама организовать сенсацию. Но не станем выстраивать теорию заговора. Возможно, страничку Юнны Мориц действительно заблокировали, возможно, и текст удалили. Социальные сети порой удаляют совсем безобидные «посты», и какой логикой при этом руководствуются, понять бывает весьма затруднительно. Быть может, посчитали провокационным приведенное поэтессой сравнение Савченко с Гитлером.

Но дело не в корректности или некорректности формулировок. Судьбу Юнны Мориц легкой не назовешь. Отца арестовали в 1937, потом отпустили, уже слепого (сказались последствия допросов). Ее саму потом исключали из Литературного института за «нездоровые настроения в творчестве».

Достаточно оснований считать, что свой текст в социальной сети она написала не потому, что ей позвонили из Кремля и попросили. Она действительно так думает.

Наших бьют, надо заступиться за наших. И почему бы не потребовать освобождения граждан России Константина Ярошенко и Виктора Бута, осужденных в США за незаконную торговлю наркотиками и оружием?

Не стоит спрашивать, какая связь между Бутом и Савченко. Нет никакой связи. Но поэты тоже люди, они живут в обществе, смотрят те же телеканалы, в эфире которых вполне можно услышать, что «в ресторанчиках Украины», оказывается, «подают блюда, которые носят названия внутренних органов москалей, кацапов, колорадов и ватников». Дословная цитата из текста Юнны Мориц. А украинским школьникам в школьных буфетах предлагают «компот под названием "Кровь российских младенцев"». Еще одна цитата. Впрочем, не исключено, все это позаимствовано из русскоязычного Интернета. В комментариях к постам моих друзей в той же самой сети за последние дни я видел немало высказываний куда более резких. Нетрудно представить, что пишут эти комментаторы об Украине вообще и о Савченко в частности на своих собственных страничках.

Справедливости ради стоит сказать, что и украинцы, порой пишут о России не лучше, и нелепые слухи, бывает, распространяют. Гибридная война, она и в Интернете война, разве что тут не убивают, только грозятся, как одному моему знакомому, не менее известному, чем Юнна Мориц, писателю. Петербургская «фабрика троллей», ставшая широко известной благодаря расследованию независимой прессы, где молодые люди за не такие уж большие деньги ведут провластные блоги и пишут соответствующие комментарии на оппозиционных сайтах — только часть этой войны.

Пишут куда больше, люди вполне взрослые и вполне бескорыстно.

Наивно полагать, что Интернет — средство информации и коммуникации только «продвинутых», «либералов», «европейски ориентированных». Интернет за последние полтора десятка лет освоили, кажется, почти все, кроме тех, у кого вообще нет компьютеров. Далеко не все ведут блоги и высказывают свои политические пристрастия в социальных сетях, но таких достаточно. И коли так, что это, как не показатель общественного мнения или, если угодно, общественных настроений. История Надежды Савченко — лишь предлог, повод высказаться. Для кого-то в очередной раз пройтись на тему «хохлов», для кого-то очень даже всерьез обсудить — а имеет Украина право на существование или не имеет.

И не только Украина.

Независимая Грузия, независимая Молдова, и да, Латвия тоже, для очень даже многих в России по-прежнему какое-то недоразумение, временное явление.

Отсюда и вполне искренний «крымнаш», искренняя убежденность, что украинского языка не существует, что украинцы — те же русские, только часть их куплена американцами, потому и устроила Майдан. Пропаганда, несомненно, играет свою роль и немалую. Да только, как говорится, зерна падают на хорошо подготовленную почву. В начале февраля «Новая газета» объявила сбор подписей под обращением к президенту Путину с призывом освободить Надежду Савченко. За три недели собрали 11 тысяч 508.

Достаточно оснований предположить, что тех, кто одобрит обвинительный приговор, окажется куда больше.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить