Павел Широв: Бараны стучат в барабаны

К дверям московской редакции «Новой газеты» неизвестные привезли клетки с живыми овцами. На клетках были наклейки с названием газеты, а на овцах — жилеты с надписью «пресса». Редакция обратилась в полицию. Журналисты охарактеризовали произошедшее «как живодерский акт, жестокое обращение с животными», приводит радио Свобода слова пресс-секретаря «Новой газеты» Надежды Прусенсковой. Она также сообщила, что в полиции приняли заявление, но не знали, что делать с овцами. Редакции пришлось за свой счет пристроить их в приюте для животных.

Впрочем, журналисты газеты не сомневаются в истинном значении акции. Десятью днями ранее к их дверям кто-то положил похоронный венок и записку с угрозами в адрес одного из сотрудников, занимавшегося расследованием деятельности близкого к Кремлю петербургского предпринимателя Евгения Пригожина. Того самого, которого связывают с так называемой «фабрикой троллей» и частной военной компанией «ЧВК Вагнера», бойцы которой отметились на Донбассе, позднее в Сирии и экваториальной Африке.

Был потом и баран, правда, мертвый — точнее, голова барана в корзинке, которую так же подбросили к дверям редакции.

Надо отметить, на этот раз кто-то явно не поскупился. Живая овца стоит заметно дороже, чем венок и баранья голова. В пересчете на евро, получается от 130 до 150 в зависимости от породы и возраста животного. Умножив на 9, а именно столько овец неизвестные привезли к редакции «Новой», получим кругленькую сумму. Плюс еще изготовление жилетов с надписями и доставка по Москве — тоже деньги немалые.

Представить себе некое частное лицо, вот просто так, по сути, выбросившее такие деньги в мусорную корзину, весьма затруднительно.

Есть, конечно, люди, за пару часов спускающие в казино и более солидные суммы, но тут явно не тот случай.

Журналистов пытаются запугать, заставить отказаться от расследований и публикаций, из чего становится понятно, что эти публикации кого-то сильно задели. Причем, этот кто-то даже не требует через суд опровержений, хотя мог бы, и суд, так уж суды в России устроены, вероятнее всего, встал бы на его сторону. Он угрожает, что по действующему законодательству считается преступлением. По-видимому, это обстоятельство его не сильно волнует. Во всяком случае, не так сильно, как газетные статьи.

Или он уверен на все сто сорок шесть процентов, что ему ничего за это не будет.

Спорить не стану, во многих странах журналисты, особенно занимающиеся расследованиями, подвергаются опасности. Убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги еще многим памятно. Однако что-то не очень хочется сравнивать Россию с Саудовской Аравией, хотя там это единичный случай, а здесь, похоже, система. Уже пятеро сотрудников «Новой газеты» погибли при загадочных обстоятельствах. В подъезде своего дома застрелена Анна Политковская. Прямо на московской улице убита Анастасия Бабурова, умер от отравления неизвестным ядом Юрий Щекочихин. Заведующий отделом расследований газеты Игорь Домников получил удар молотком по голове, от чего вскоре скончался.

Некоторые убийства были раскрыты, исполнители и заказчики других так и остались неизвестными.

Между тем, очередное происшествие с «Новой газетой» случилось на фоне другого, не менее знакового события, связанного с независимой российской прессой. Суд постановил оштрафовать редакцию журнала The New Times на 22 миллиона рублей (примерно 258 тысяч евро). Редакция вовремя не известила Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) о получении финансирования от некоммерческой организации «Фонд поддержки прессы», признанной иностранным агентом. В подобных случаях закон требует от получателей финансирования извещать Роскомнадзор в определенные сроки. Редакция The New Times эти сроки пропустила.

Закон, каким бы тот ни был, разумеется, остается законом, о чем не преминул напомнить, комментируя решение суда, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.

Главный редактор издания Евгения Альбац нарушения и не отрицает. Сумма штрафа — вот что вызывает, мягко говоря, удивление. По словам Альбац, выплатить такую сумму редакция не в состоянии. Это будет означать полное закрытие журнала, который и без того уже более года существует только в электронном виде. Выпуск печатного издания был прекращен в июне 2017 года как раз по финансовым причинам. Если теперь придется закрыть и Интернет-версию, из всех доступных российских СМИ, полностью неподконтрольных властям, останется одна «Новая газета». Круг замкнулся, и уже не надо быть экспертом в области медиа, чтобы догадаться, к чему идет дело.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно