Олег Игнатьев: Три пункта посла России

По итогам украинских «Точек». Три важных для меня реплики от Александра Вешнякова, российского посла в Латвии. Важные потому, что позволяют мне ещё больше укрепиться в мысли, что Россия несёт не меньшую, а, может, даже большую ответственность за «донбасский котёл», нежели украинские власти — что предыдущие, что нынешние.

«Точки над i»  

Полная видеозапись еженедельной дискуссионной программы Олега Игнатьева («Война или мир: В чьих руках судьба Украины?» эфир LTV7 и Rus.lsm.lv от 11.02.2015 ) доступна здесь.

Для меня это важно, в первую очередь, как журналиста.

Невозможно работать, играя в ложную объективность. То есть когда отсутствие неоспоримых доказательств заставляет тебя, смотря на чёрное, видеть в нём белое — хотя понятно, что это чёрное.

Доказательств по-прежнему нет. Но есть сопутствующие факты. И есть косвенные свидетельства. Совмещая одно с другим, логически допускаю, что вижу всё-таки чёрное. Повторяю: допускаю.

Первое. Вешняков признаёт, что может не знать, получают ли сепаратисты-ополченцы российскую военную поддержку. Для меня это очень косвенный и очень хлипкий, но всё-таки дополнительный довод в пользу версии о том, что сепаратисты-ополченцы получают военную помощь от России, хотя та отрицает это категорически.

Иначе нет никакой возможности, используя доводы здравого смысла, объяснить, каким образом сепартистам-ополченцам удаётся противостоять украинской армии.

Причём успешно и на протяжении долгого времени. И не только противостоять, но и успешно отбивать новые территории.

Потому что для них единственная, подчёркиваю, единственная возможность получать вооружение — это российско-украинская граница, которая украинскими властями не контролируется, но контролируется сепаратистами-ополченцами и Россией. Всё остальное — фантастические сценарии.

(Кстати, показателен недавний обстрел Краматорска. Сепаратисты-ополченцы оправдывались: наша (!), говорили они, ракета до Краматорска не долетит; а кто-то из них даже призывал сравнить «долетевшую» ракету с теми, что имеются в их распоряжении: мол, сами тогда поймёте, кто виноват.

То есть ракеты у них всё-таки есть. Помню-помню их же заявления о том, что никаких «градов» у них не водится. А те, что кто-то когда-то видел, мало того что старые и неисправные, но, на самом деле, оставлены отступавшей тогда украинской армией. Видимо, украинская армия перед отступлением и научила их пользоваться ракетными установками.)

Второе. Вешняков допускает в той или иной форме закрытие российско-украинской границы. (Согласитесь, это можно было бы сделать и сейчас, если бы того хотела Россия, чтобы избежать обвинений, которые она отрицает, в оказании военной помощи сепаратистам-ополченцам. Россия этого, однако, не хочет.)

Вешняков же, называя правдоподобным такой сценарий, тут же перечисляет множество других, более, на его взгляд, важных условий прекращения кровопролития на Донбассе. Из этого делаю простой вывод: закрытие границы, признаваемое Вешняковым как возможное, невозможно.

Точнее, так: это правдоподобно лишь в том случае, если донбасский регион останется под российским контролем. Политолог Андис Кудорс в дискуссии высказался точнее и афористичнее:

России выгодно «заморозить» конфликт и «размораживать» его, когда это будет нужно.

Третье. Вешняков не смог внятно объяснить, почему в мирных переговорах нет важнее фигуры, чем Путин. Путин, который не устаёт повторять, что Россия не имеет никакого отношения к украинской войне. Путин, который говорит, что Киев использует «натовские легионы» в борьбе против собственного народа.

Получается нелогично. Путин так растревожился за судьбу крымских соотечественников, что оттяпал Крым, включив полуостров в состав России. Логично предположить, что украинская война должна тревожить российского президента несравненно больше — ведь там льётся кровь, причём мирных жителей.

Путин же остаётся, по загадочным причинам, сторонним наблюдателем (с его слов), утверждая, что с украинской войной никак не связан. Более того, в мирных инициативах он не так активен, как следовало бы ожидать. Путин, более того, ждёт, пока к нему за помощью приедут Олланд и Меркель. Путин только тогда соглашается на переговоры.

Но все-таки Путина логичнее записать в активные участники украинской войны.

Только тогда и только так можно объяснить успехи сепаратистов-ополченцев, их апломб в рассуждениях о будущем «народных республик». Только так можно объяснить антироссийские санкции, ударившие по самим западным странам, которые есть свидительство бессилия попыток остановить путинское участие в украинской войне.

Другое дело, что карты в руки ему дали сами украинцы. Но это уже другая тема.
 

  • Полная видеозапись еженедельной дискуссионной программы Олега Игнатьева («Война или мир: В чьих руках судьба Украины?» эфир LTV7 и Rus.lsm.lv от 11.02.2015 ) доступна здесь.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно