Наталья Михайлова. Лучше бы мы не встретились никогда

Обратите внимание: материал опубликован 1 год назад

Из своей ежедневной, но все же довольно уютной рутины очень трудно погружаться во что-то грязное, подлое и бесчеловечное. Меньше всего мне хотелось писать сегодня этот текст, но и не написать его я не могу.

За этот год мне часто вспоминалась героиня «Пятого элемента», которая, глотая слезы, смотрела, что натворили люди на Земле под словом WAR, а потом говорила Корбену: «Вы, люди, такие странные. Все, что вы создаете, вы потом разрушаете».

Страшный год. Но и человек — ужасное существо. Стыдно признаться, но привыкаешь ко всему. И к беде, и к войне. С другой стороны, если бы такой способности не было, мы бы вымерли давно. Иногда, в минуты отчаяния, мне кажется — ну и пусть бы лучше.

Расчеловечивание — слово, с которым познакомились за этот год и украинцы, да и мы, все остальные, к сожалению, тоже.

За год войны мы многое успели. Мы успели помочь десяткам тысяч украинцев обустроиться в чужой для большинства из них стране, помочь найти кров, отдать бесплатно многие необходимые вещи и за символические деньги сдавать квартиры. Мы собрали почти миллион евро для детей Украины, пострадавших от российской агрессии, и столько же — на «байрактар». Мы доброжелательно и с удовольствием пригласили людей на работу и даже готовы временно закрыть глаза на незнание языка или отсутствие диплома.

Но и тут же.

Слегка оправившись от шока, мы успели начать широкомасштабную кампанию по дерусификации (“Atkrievisko” Latviju!) у себя в стране, снести советские памятники, переименовать улицы, объявить русский язык фактически вне закона в публичном пространстве, чудом сохранив пока «Щелкунчик» в Опере и Русский театр. Да, еще — часть преимущественно пожилых граждан РФ зачем-то срочно заставить выучить то, что они не выучили, живя тут ранее — язык — и сдать его в самые сжатые сроки (но, кажется, лучше пусть не сдадут, а пострессуют до полусмерти).

Мы гостеприимны и дружелюбны. Мы принципиальны и нетерпимы.

Вот такие мы внезапно разносторонние.

Я понимаю, что

не все могут отправиться на поле боя помочь Украине — по разным причинам. Зато можно организовать собственное поле боя и заняться прикладным ремеслом — искать и находить врагов на своей территории,

загонять их в угол, наблюдать, как они там себя чувствуют, и по мере их приспособления к ситуации придумывать новые вызовы.

Счастливыми стали люди, чьи близкие разделяют твою непримиримую позицию в отношении Путина и развязанной РФ войны. Те, у кого нет родственников «там», у кого нет мамы-папы — фанатов Путина (ну есть они у многих, что уж там, но — отрекаться теперь, что ли?), и их не оскорбляют в Twitter, и не придумывают им казни египетские, да пострашнее. Счастливы, у кого все друзья думают одинаково, дети ходят в латышскую школу, а ещё лучше — вышли из призывного возраста и живут за границей, желательно, в Новой Зеландии. У кого нет бизнеса, у кого не газовое отопление, кто владелец крохотной жилплощади на окраине Латвии.

Счастливы те, кому не надо рефлексировать и переживать — но не по поводу войны и ее несправедливости — а по поводу своих чувств по отношению к людям, которые остались почему-то дороги или дорогими остались воспоминания о них.

Желательно все это в одном флаконе. Но так не бывает.

За год мы успели увидеть миллионы переломанных жизней и судеб, и еще «сколько витков соберет в себя эта спираль», никто не знает.

Мы успели поссориться с друзьями. Те, кто погорячее. Или просто — отойти в сторону, отодвинуть их. Те, кто посдержаннее. У нас совершенно точно прошла внутренняя очистка. Мы все потрясены, все. С некоторыми своими друзьями-знакомыми я до сих пор не говорю на тему войны. И не уверена, что поговорю, потому что боюсь потерять. Не хочу.

Но — что же делать? Полутона не в почёте, а внутри — слой на слое. Родственник там и там. Или родственник там, и другой там же. Но они думают по-разному. А твоё сердце любит обоих.

Но и слушать друг друга невозможно, наталкиваешься на бесконечные красные линии. Ты весь в этих линиях уже, как в клубке.

Страшный год, год, вывернувший душу наизнанку.

И вот ведь как бывает — если бы не война, я никогда бы не познакомилась с девочками-украинками, что сейчас работают у нас в центре по уходу за пожилыми людьми.

Но это не тот случай, когда я скажу: «Жаль, конечно, что при таких обстоятельствах, но я рада, что мы знакомы». Это тот случай, когда я готова сказать: «Лучше бы мы не встретились, лучше бы никогда не познакомились». В обмен на ту мирную жизнь, которую у них отобрали. Которую у всех нас отобрали.

P.S. Подозреваю, что этот текст может вызвать приступ идиосинкразии у некоторой части нашего прекрасного общества. Но что я могу поделать, добро пожаловать в реальность.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще