Маша Насардинова: За что еще их любить

Они не возвращаются. Появляются на один летний вечер, срывают аплодисменты, и адью. (Не ловите меня за руку, я знаю, что бывают — ну то есть бывали — исключения. Это ничего не меняет.) Айвар Лейманис находит их одному ему ведомыми  путями — путями главного балетмейстера Латвийской Национальной оперы и члена международных жюри — и привозит на фестиваль «Звезды балета в Юрмале». Действующие звезды или потенциальные? Большие или малые? Как когда.

Из «потенциальных» ярче всех был, конечно, юный Даниил Симкин. Вот уж все ахнули. А через несколько лет вундеркинд из Новосибирска танцевал в American Ballet Theatre. Было бы преувеличением сказать, что каждый раз на фестивале происходят такие вот чудеса, Симкин — явление из ряда вон, да и ABT не резиновый, но воспоминания – греют, обнадеживают и обеспечивают «Дзинтари» публикой.

Что еще приятно: наши. Наши в программе неизменно. И, как правило, неплохо выглядят. В эту пятницу, например, они были просто на высоте — не в последнюю очередь из-за правильного выбора номеров. После «Бала Капулетти», с которого начался вечер, остро захотелось на «Ромео и Джульетту» Валентины Турку и Лео Муйица (ждать недолго, до 22 августа); после дуэта из «Песочного человека» накатила тоска по этой удивительной работе Кристиана Шпука, уже покинувшей репертуар ЛНО. А фрагмент «Непознанных территорий» еще раз подтвердил:

там, где взгляд важен не меньше движения и где между драматическим искусством и танцевальным не видно границы, — там наши артисты чувствуют себя в своей стихии.

И, знаете, я пойду дальше восхищенного английского коллеги, который в своей рецензии на «Лебединое озеро» Большого театра перечислил четырех «маленьких лебедей» поименно. В моем лонг-листе будут Элза Леймане-Мартынова и Артур Соколов, Виктория Янсоне и Ринголд Жигис, Иева Рацене и Раймонд Мартынов, Байба Кокина и Александр Осадчий.  Приходите на них посмотреть.

Семерых зарубежных гостей фестиваля-2015 при желании можно найти в Сети. Легконогую пару из Московского Академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко: прелестную, кокетливую, с красивой фигурой и отменными фуэте Анастасию Лименько — и Александра Омельченко, поднимавшего свою партнершу как пушинку. Ольгу Челпанову и Константина Короткова из Йошкар-Олы: танцоры такой выучки и стати пришлись бы ко двору в любой метрополии, но – премьерствуют в городе с населением в 263 000 человек. Это поразительно, конечно. И вращения у господина Короткова эталонные, другого слова не подберешь. А как госпожа Челпанова исполнила Вариацию с бубном из «Эсмеральды»!  Пожалуй, по части классики ведущие солисты Республики Марий Эл дали фору всем участникам гала-концерта. Хотя весьма достойно выглядели и американцы  с па-де-де из «Пламени Парижа» — ладный, прыгучий Аарон Смит (вот уж кого на ютьюбе  полно – а все потому, что этот танцор участвовал в Australia's Got Talent  в 2008-м и в America's Got Talent в 2015-м, а в промежутке успел поработать в Ковент-Гардене) и статная, крепкая, техничная американка с латвийскими корнями Ария Алекзандер.
    
Гером-одиночкой этого вечера был Саша Рива из гамбургской труппы Джона Ноймаейра. 24-летний артист поразил дважды: мини-балетом Walking in Me Talking в хореографии Натальи Хоречны — наверное, это был самый странный, самый декадентский номер, когда-либо показанный в «Дзинтари», галлюциногенный, изломанный, мучительный, под жесткий французский рэп, с дергающимся клубным светом; номер сокрушительной силы — стер подчистую парочку тех, что были после него!

Во втором отделении Саша показал еще и собственную постановку – но с Хоречной, которую в Германии называют восходящей звездой, ему пока не тягаться. В сущности, в выразительном языке Rocking Memories по сравнению с Walking in Me Talking не обнаружилось ничего нового. Зато нежданно-негаданно обнаружился русский язык – Саша, американец итальянского происхождения, танцевал под Аллу Демидову, читающую цветаевское  «Уж сколько их упало в эту землю...». Но едва великая актриса произнесла последнюю строчку — «еще меня любите за то, что я умру», — как со стороны моря послышались взрывы, и все дальнейшее действо шло под грохот канонады, напрочь заглушившей и музыку, и английский текст. Салют не испортил миниатюру Рива и не украсил: он просто идеально в нее вписался, утихнув аккурат к финалу.

Красивый был вечер.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно