Маша Насардинова: Великая битва началась

Все музыканты ненавидят конкурсы. Всем музыкантам, рассчитывающим на большую карьеру, приходится в них участвовать. И если на этой неделю вы окажетесь возле концертного зала «Дзинтари» и увидите у входа симпатичных молодых людей, по преимуществу иностранцев, знайте — это не просто симпатичные молодые люди, это участники великой битвы сопрано и бас-баритонов, меццо и теноров, ибо «Дзинтари» принимает у себя 40-й по счету и грандиозный по размаху конкурс молодых оперных певцов «Бельведер». Латинскими буквами цифра 40 пишется как XL; «Бельведеру» в самый раз. 

В понедельник, 6 июня, в 13:47 директор концертного зала «Дзинтари» Гунтар Кирсис объявил перерыв на обед. К этому моменту члены жюри и зрители услышали 31 (!) оперную арию. Еще 39 были впереди. 7 июня — второй день конкурсного отбора, 8-го и 9-го состоятся полуфиналы, 11 июня все завершится.

Когда-то — в 1989-м — лауреатом «Бельведера» стал наш Эгил Силиньш. В его блистательной творческой биографии это была важная веха, начало международного взлета, а не просто приятная строчка в CV.

Дело в том, что «Бельведер» — конкурс особенный.  Основал его в 1982 году Ганс Габор (1924-1994), дирижер и артистический директор Венской Камерной оперы. Идея была гениальна в своей простоте (и более чем сложна в осуществлении): проводить предварительные прослушивания по всему миру, потом собирать на одной площадке лучших, а в жюри приглашать представителей ведущих музыкальных театров и агентств. Вот и сейчас судьбы исполнителей будут решать первые лица — интенданты, директора, художественные руководители — Deutsche Oper Berlin, SemperOper Drezden, Deutsche Oper am Rhein в Дюссельдорфе, оперных театров Берна, Гетеборга, Дортмунда, Сиэтла, Тель-Авива, Эрфурта, Эссена, а также очень важные персоны из Метрополитен-опера и Ковент-Гардена.

На сайте конкурса в разделе «Призы» рядом с большинством фамилий членов жюри написано: «рукопожатие и ангажемент». Второе предполагается, но не гарантируется. Жаль; ангажемент для артиста ценнее денежного вознаграждения, которое получат победители. Оно, кстати, совсем не маленькое, к первой премии прилагается 7000 евро, ко второй — 3 500, к третьей — 2 500.

Чтобы был понятен уровень конкуренции. Квалификационные раунды прошли весной в 52 городах в разных концах планеты.  Сильнейшие участники были вызваны в Юрмалу. Летели из Штатов и Мексики, Тайваня и Южной Кореи, Индонезии и Китая, Армении и Грузии, Турции и Израиля, ЮАР и Исландии, из старой и молодой Европы, добирались из Украины. В выходные встретились в «Дзинтари», разыграли порядковые номера. Кому-то сильно не повезло: петь в 10 утра хорошо в душе, на сцене — нет. Но о привычной жизни на конкурсе надо забыть решительно и бесповоротно. Тут даже собственный аккомпаниатор — редкость и роскошь. В понедельник за роялем сменяли друг друга четверо латвийских концертмейстеров; на каждого пришлось в среднем по 17 (!) вокалистов.  Удалось ли им порепетировать как следует или общий язык пришлось искать прямо на сцене — бог весть.

Однако ни одной катастрофы в первый день состязаний не случилось. И понятно, почему. Формально от участников «Бельведера» требуется иметь наготове пять оперных арий, только и всего: первую из своего списка певец выбирает сам, дальше за него решает жюри. На деле же любой здесь должен быть вооружен знаниями и умениями до зубов. Если за удачей на конкурсе последует ангажемент, а артист не справится, ему не позавидуешь. Молодость молодостью, но опыт подразумевается.

Как всегда, много корейцев; наш главный балетмейстер Айвар Лейманис признается, что в межсезонье ему приходит столько заявок от японских балерин, что на три труппы хватит, — вот и корейцев на каждом «Бельведере» достаточно для того, чтобы полностью укомплектовать несколько оперных театров, причем театров весьма приличного уровня. Природные данные в комплекте с мотивацией и трудоспособностью — великая сила, конечно.

Как всегда, больше всего сопрано и бас-баритонов, жюри не позавидуешь, выбирать будет трудно (я в медиа-жюри, ответственности меньше, но уже сейчас, после первого дня, приходится разрываться — по моему скромному мнению, 11 человек спели так, что хоть все призы им отдавай).

Как всегда, ничтожно мало теноров, и они об этом прекрасно осведомлены.

Как всегда, самый ходовой репертуар — Моцарт, Россини, Верди, Пуччини, Гуно, Массне, Чайковский; арию Лиу из «Турандот» спели дважды, арию Лепорелло из «Дон Жуана» -- трижды; пока что никто не взялся за Хабанеру из «Кармен», а вот Nessun dorma и ария Царицы Ночи уже прозвучали.

Есть голоса глянцевые и матовые, шелковые и бархатные, аккуратные и те, от которых лопаются бокалы. Есть артистизм, которого не скроешь, и судорожно сжатые руки. Есть модельные фигуры и фигуры, следующие девизу Let’s make opera big again. Есть колоссальное разнообразие тембров, школ, стилей, подходов.

Чего пока нет, так это аншлага в «Дзинтари». При том, что билеты на отборы и полуфиналы бесплатные, а качество вокала чрезвычайно высокое. Ну и поболеть за своих не помешало бы. Сегодня в бой вступают сопрано Илзе Гревеле-Скарайне, Анастасия Долгоненко и Любовь Каретникова (формально представляющая США, но много лет прожившая в Латвии). После Силиньша никто из наших в «Бельведере» не побеждал. Надо пробовать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить