Маша Насардинова: Слезы капают и сохнут

Файл со списком финалистов «Бельведера» открываешь, как конверт на церемонии «Оскара»: вроде бы сам не причастен, но по-настоящему волнуешься.

Еще утром шли последние отборы, на задних рядах «Дзинтари» сидели те, кто уже спел, слушали внимательно, аплодировали коллегам-конкурентам бурно, переживали, надеялись… а теперь уже, наверное, чемоданы собрали и отправились восвояси, думая, что с ними обошлись не слишком справедливо. Конкурс есть конкурс; иначе не бывает.

Второй полуфинал был лаконичен. За каких-то два часа двадцать человек успели спеть по арии, а контртенор Key’mon Murrah даже две. Бас-баритоны, на предыдущих турах изнурявшие публику арией Лепорелло Madamina, il catalogo, теперь дружно переключились на речитатив и арию Графа Альмавивы Hai gia vinta la causa…Vedrò mentr’io sospiro. Сопрано налегали на арию Сюзанны Giunse alfin il momento…Deh vieni, non tardar.

Складывалось ощущение, что надвигается большой моцартовский юбилей (спойлер: нет), все оперные театры мира собираются ставить «Дон Жуана» и «Свадьбу Фигаро» и таким нехитрым образом проводят кастинг.

До чего были не похожи друг друга все эти Лепорелло, Альмавивы и Сюзанны, не передать словами. Сравнивать австралийца Джереми Климана с канадцем Вартаном Габриэляном — ну КАК?! Один — воплощенная элегантность, вокал его грамотен и благороден, контракты на родине хороши, карьера успешна; второй — громоподобен и драматичен, может голосом сваи забивать, может повергнуть критика в отчаяние, ибо в Европе Моцарта так не поют/поют не так, но в Северной Америке контракты его хороши и карьера успешна…

Жюри «Бельведера» делает выбор в пользу Габриэляна. И поступает подобным образом не раз и не два, отдавая предпочтение крупным голосам и открытой манере пения, от которой мы, признаться, давно уже отвыкли. Хочется ли привыкать снова — не знаю, не уверена,

неукрощенные крупные голоса подвержены всяческим болезням типа вибрато, плоских или резких верхов, нехватки дыхания и так далее, и так далее, а укрощенные, но оставшиеся крупными — принадлежат тем, кого называют звездами, то есть очень и очень немногим.

Тем, кто любит конспирологические теории, за кулисами охотно расскажут, что оперная мафия годами и десятилетиями подвергала крупные голоса обструкции, оберегая своих выдвиженцев — родственников и знакомых — от ненужных сравнений, ведь вполне достаточно установить подзвучку на сцене, чтоб и маленький голос донесся куда надо. За кулисами, впрочем, чего только не рассказывают. Но факт остается фактом: крупные голоса стали редкостью, «Бельведер» же их поддерживает. Финалисты Моника Зашева, меццо из Болгарии, сопрано из Ирландии Эва Додд, меццо из Мексики Габриэла Флорес, бас-баритон из ЮАР Mbonambi Rueben — из того же лагеря, что и Вартан Габриэлян.

Всего же тех, кого допустили до третьего и последнего тура, пятнадцать. Трое из них станут лауреатами, остальные могут рассчитывать на призы от публики (2000 евро), медиа-жюри (1500 евро), CS Rising Stars Prize (приглашение выступить на Carinthian Summer Music Festival в Австрии), Hans Gabor Prize (800 евро), Wil Keune Prize для певцов моложе 25 лет (800 евро), а также — при везении — ангажементы от театров, представители которых входят в жюри.

Кто еще, кроме вышеупомянутой пятерки, выйдет на сцену субботним вечером вместе с оркестром Латвийской Национальной оперы под управлением Мартиньша Озолиньша:

  • итальянец Vittorio De Campo (1992), обладатель роскошного баса и эффектной фактуры;
  • американец Murrah Key'mon (1990), единственный на нынешнем «Бельведере» контртенор. Его праздничные, искрящиеся верха приводят зал в восторг, контртеноры вообще у публики в чести, как и все неординарное;
  • украинский баритон Никита Ивасечко (1994) с прекрасно выстроенными средними и верхними регистрами, готовый Онегин;
  • бас-баритон Pete Thanapat Tripuvanantakul (1995) с красивым благородным тембром; он был очень хорош во втором туре с романсом Вольфрама фон Эшенбаха из «Тангейзера»; интересно, что сказал бы Вагнер, услышав свой шедевр в исполнении таиландца, причем в чисто европейской традиции;
  • сопрано из Исландии Marta Kristin Fridriksdottir (1996) — исландок обычно рекрутируют вагнеровские оперы петь, но на конкурсе у девушки лучше всего прозвучал Гендель; болеть за нее легко и приятно, потому что нет участницы лучезарней и нет голоса более свежего и чистого;
  • сопрано из Бельгии Louise Foor (1996), певица во всех отношениях изящная, хорошо поет, хорошо выглядит, на таких в репертуарных театрах все держится;
  • сопрано из Франции Marianne Croux (1991), отрада для тех, кто любит голоса помягче и потеплее. Во втором туре, с арией Мими из «Богемы», просто взлетела к звездам, в моем густо исписанном блокноте напротив ее фамилии стоит одна-единственная фраза — «не к чему придраться»;

а также три исполнителя, которым я бы отдала приз личных симпатий, если уж мою любимицу, израильтянку Shira Patchornik, до финала не допустили:

  • Maya Gour из Израиля (1992), самое подвижное, техничное, при этом мощное и живое меццо-сопрано конкурса — и вообще какое-то особенное меццо, не отсылающее ни к Гаранче, ни к Бартолли, ни к условной Архиповой или другим каким-то архетипам.  Очень любопытно, куда девушку дальше поведет, как у нее все сложится;  
  • бас-баритон из Южной Кореи Jeong Taejun (1992), у которого есть все для успеха на сцене — благородство и сила голоса, красивый тембр, отличная фразировка, музыкальность, артистизм, остается только удачи пожелать;
  • Илзе Гревеле-Скарайне (1992), буквально на днях, во время конкурса, отпевшая дипломный экзамен в Латвийской музыкальной академии — не помню, чтобы кто-то из наших выпускниц в последнее время производил на меня столько сильное впечатление. Во время местного отбора в голосе Илзе отчетливо слышалась та слеза, что сводит слушателей с ума (вспомните Рене Флеминг или Инессу Галанте в их золотые годы). Потом, когда начались туры, слеза подсохла, — что вы хотите, другой уровень конкуренции, волнение, — но качество вокала как таковое осталось неизменным. Готовы ли члены жюри награждать артистов без сценического опыта, другой вопрос, «Бельведер» обычно имеет дело с опытными бойцами. Для нас же главное, что в Латвии появилась певица с огромным потенциалом. Давайте за нее кулаки держать.

Заключительный концерт 40-го международного конкурса оперных исполнителей «Бельведер» пройдет в «Дзинтари» 11 июня. Начало – в 20.00. Прямую трансляцию из Юрмалы будет вести LR 3 Klasika.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить