Маша Насардинова: Лучшая из легенд

Если северное сияние красит небо в красное — жди неприятностей: то ли ураган грянет, то ли вулкан огрызнется, то ли самое страшное — война.

Если беременной женщине вздумается на северное сияние смотреть, ребенок косым родится.

Если  северное сияние начнет тебе на ухо что-то насвистывать, не свисти в ответ —паралич разобьет.

Если северное сияние начнет тебе на ухо что-то насвистывать, засвисти в ответ — оно же поговорить с тобой хочет, нехорошо отмалчиваться.

Фольклористы записывают, что говорят о северном сиянии эскимосы и норвежцы, исландцы и финны, гренландцы и якуты, латыши и эстонцы. Ученые из университета Аалто записывают звуки северного сияния.

Эрик Эшенвалдс штудирует все, что находит о северном сиянии в университетских библиотеках Кембриджа и Тромсе, едет туда, где в небе видны огни валькирий (или мост между мирами живых и мертвых; или танцы умерших дев; или призраки врагов; или души павших в бою солдатов), делает десятки тысяч фотографий, встречается с теми, для кого Aurora Borealis — не  экзотика, а нечто родное, знакомое с детства, сверчок за печкой. Хорошо, будем честными: в основном это тоже фольклористы. Но с северном сиянием у них действительно отношения давние и близкие.

В какой-то момент к Эшенвалдсу присоединяются телевизионщики Ренар Вимба и Дайнис Юрага. Они снимают тех, с кем говорит Эрик. Будь Эрик драматургом и занимайся документальным театром, интервьируемые им люди назывались бы «донорами». Самая красивая донорша — Евдокия Соколова из Якутии. Самая забавная — Маджбритт Мари Бек из Гренландии. Самая старая — Мэри Брауэр с Аляски. Самый благообразный — Сигурдур Эдиссон из Исландии. Они поют, рассказывают предания и сказки, делятся приметами и воспоминаниями, бьют в бубны, играют на ... боюсь даже представить себе, как будет кокле на исландском. Пусть исландцы играют на кокле, ладно? Итог: после отбора остались 23 донора 13 национальностей. Мы всех их увидим на экране во время премьеры. Наша Зане Шмите еще и на сцену выйдет.  

«Охотник за северным сиянием» норвежец Кьетил Скогли предоставляет Эрику свои видеоматериалы.

Через четыре года работы партитура Nordic Lights готова, визуальные материалы смонтированы.  Марго Залите и Угис Эзериетис разрабатывают сценическое решение.

В Лиепаю на репетиции приежает хор Latvija. Почему в Лиепаю: потому что Эрик родом из Приекуле, что по соседству, в Лиепае он заканчивал физико-математическую школу; потому что в мировой премьере мультимедийной симфонии Nordic Lights участвует Лиепайский симфонический оркестр. Почему хор Latvija: потому что Эрик пел здесь до 33 своих лет, вплоть до того момента, покуда его не пригласили композитором-резидентом в Кембридж (то есть до 2011 года); потому что хор Latvija исполнял произведения Эшенвалдса еще в те времена, когда в мире о таком авторе слыхом не слыхивали.

Прошли те времена. Теперь новое сочинение Эрика включено в культурную программу президентства Латвии в ЕС, в Оперу на него идет столько официальных лиц, что вокруг здания дежурят полицейские наряды. Все билеты проданы, но вот первый балкон решительно пуст — но не по недосмотру и не из соображений безопасности. Это места для хора. Когда он по мановению руки Мариса Сирмайса запоет, звук заполнит зал сверху донизу, не оставляя ни одного пустого места. Лиепайчане устроятся в приподнятой оркестровой яме. Сцену отдадут распоряжение перкуссионистов — им понадобится очень много инструментов. Задник превратится в огромный экран, и я даже не знаю, как описать, что мы делали на Nordic Lights: мы ее смотрели, эту симфонию? (Смотрели, не отрываясь, как очень, очень хорошее кино.) Или все-таки слушали?

Ни на что не похожая вещь, завораживающая. Очень настроенческая — но выверенная до малейших деталей. Собранная, как пазл, из разномастных фрагментов — но цельная и пронизанная, как и подобает симфоническому полотну, лейтмотивами. О главной и побочной темах, об экспозиции и разработке речь все же, наверное, не идет; впрочем, оставим детали на потом, они все равно не объясняют чуда. А чудо в том, что музыка Эрика то ли излучает свет, то ли отражает его, опять же не знаю, не важно; и похоже, что Nordic Lights  — лучшая из легенд, созданных о северном сиянии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще