Людмила Вессель. Масленица и Гете

В Даугавпилсе вчера прошел большой масленичный концерт. Это не великое событие в культурной жизни страны, это просто добротная самодеятельность и многолетняя традиция — милая сердцу горожан, пришедших в большой зал Дворца культуры. Кажется, впервые за все годы вокруг Масленицы едва не разгорелся скандал. Обошлось скандальчиком.

Казалось бы, ну какая тут политика? Проводы зимы, солнце, блины, всякие там посиделки зятьев у тещ с обильным угощением, прямо укрепление семейных ценностей, за которые так ратуют (впадая порой в гомофобию) некоторые депутаты Сейма…

Однако в социальных сетях разгорелись страсти, сразу по двум направлениям.

Во-первых,

концерт планировался на 23 февраля, а в этот день в России — праздник, сами знаете, какой.

Воображение людей, проводящих такие параллели, привело к переносу концерта на день вперед. Организаторы об изменениях проинформировали оперативно, что было нелегко: многие пожилые посетители такого рода мероприятий «энтырнетов» не читают, но до них измененная дата все-таки дошла вовремя.

Во-вторых,

23 февраля казалось неприемлемым потому, что за ним следует 24-е

— день начала полномасштабного военного вторжения РФ в Украину в прошлом году. Отсюда второе обвинение: какие вообще концерты и праздники в такое время, это же «пир во время чумы» (кстати, воспользовались для метафоры названием произведения великого русского поэта). Да, в Латвии, в том числе и в Даугавпилсе, проходят и еще пройдут мероприятия в поддержку украинского народа, но какое это имеет отношение к Масленице?

И вот тут — тоже параллель, ибо дурной пример, как известно, заразителен. Про отношение.

Европейский интеллектуал, живущий в Германии прекрасный украинский режиссер белорусского происхождения Сергей Лозница в прошлом году на Каннском кинофестивале произнес речь в защиту русской культуры. Перескажу фрагмент.

Лозница вспоминает о своей недолгой дружбе с Иреной Вейсайте (1928 — 2020) — литовской профессором-театроведом и общественной деятельницей. Вейсайте в годы Второй мировой войны была заключена в Каунасском гетто, и там она с друзьями, такими же подростками, организовала подпольный кружок… поэзии. Немецкой. По вечерам собирались и читали друг другу Гете, Гейне, Шиллера. Узнав об этом, Лозница воскликнул: «Но ведь каждый день вокруг вас звучала немецкая речь, речь палачей! Какой кружок немецкой поэзии?» Вейсайте посмотрела на Лозницу изумленно: «Да, но какое это имело отношение к Гете?!»

Развязанная режимом Путина преступная война не имеет никакого отношения к Пушкину, Чехову, Чайковскому и так далее. И к Масленице в Даугавпилсе не имеет. Если, конечно, дружить со здравым смыслом и не впадать в очередную фобию — сами знаете, какую.

P.S. Фрагменты масленичного концерта, как обычно — в фоторепортаже Rus.LSM.lv, который появится немного позже.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное