Людмила Вессель: когда Ротко — как отец родной

Современный бразильский мастер Марко Джианнотти, художник и профессор Академии живописи в Сан-Паулу, преподававший в Японии и в американском Йельском университете, на три недели прилетел в Даугавпилс — чтобы пожить и поработать на родине Марка Ротко. Потому что Ротко ему — как отец родной.

«Я познакомилась с Марко в 2014 году в Риге, он читал доклад о влиянии Ротко на бразильских художников, — рассказала мне куратор выставок и искусствовед Фарида Залетило. — Когда увидела его работы, сразу захотела организовать в центре Ротко выставку. Но произведения Марко огромные, их транспортировка из Бразилии требует много денег, нет у нас такого спонсора… И тут Марко сказал, что готов приехать сам и поработать здесь. И кое-какие малые формы захватил с собой. А всё потому, что

он сумасшедший фанат Ротко с 16 лет. Он и художником стал под воздействием картин Ротко, долго Ротко подражал и этого не скрывал.

Более того, Марко говорит, что с Ротко он связан какой-то пуповиной, и потребовалось немало сил, чтобы эту пуповину разорвать. Когда познакомился с дочкой Ротко Кейт, то так и сказал: «Ротко мне — как отец родной». Кейт так странно на него посмотрела…»

Говорить об окончательном разрыве пуповины нельзя, и это не только мое дилетантское мнение, но и наблюдение серьезнейших искусствоведов. В их числе — британец Дэвид Анфам, участвовавший вместе с Джианнотти в дискуссии о современной живописи, которая прошла в Арт-центре имени М. Ротко. Анфам говорит о линейных перспективах, проникающих в работы Джианнотти в виде координатной сетки. Сетка рационализирует, организует бесконечные цветовые плоскости, восходящие к Ротко. Фарида сравнивает произведения бразильца с ловушками снов и рассказывает, как Марко наносил краски слой за слоем в течение многих дней, добиваясь неожиданных оттенков.

Глубина у картин потрясающая, а цветовая гамма меняется на глазах у зрителя. Совершенно завораживающие действо и состояние, превосходная медитация. Фарида еще нашла одно интересное определение для картин Джианнотти: в них живет цветовое эхо. От себя добавлю:

и маленькие изображения работ Ротко живут. Они словно запутались в этой сетке. А, может быть, вырываются из нее, бунтуют против рационального начала,

правящего бал в сознании современного человека.

Бразилец итальянского происхождения, имеющий двойное гражданство, воспользовался правом безвизового въезда в Россию, до которой из Латгалии рукой подать, и впервые побывал в Москве и Санкт-Петербурге. Питер его восхитил, Москва показалась хаотичной. Художника повозили и по Латгалии, в том числе сельской, и она ему понравилась:

люди наши эмоциональны и открыты, прямо как итальянцы и бразильцы.

Марко жил в резиденциях Арт-центра и с удовольствием готовил на общей кухне итальянские и бразильские блюда, всех угощал. По словам Фариды, соусы у него отличные, тоже с богатым послевкусием, как и картины.

Джианнотти подарил Даугавпилсу две работы и открыл в Арт-центре имени Марка Ротко свою выставку «Переплетения» — рядом с залом, где выставлены картины «отца родного».

  • Посмотреть можно до 30 октября.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно