Людмила Вессель: итс май лайф…

Никита (Мирослав Блакунов) молод и хорош собой. У него есть работа, машина, квартира, общественное положение и любимая женщина. Он, конечно, наломал дров, из-за чего лишился работы и возлюбленной, но всё поправимо, если не опускать руки и исправлять ошибки. Но вместо этого наш герой приезжает в давно покинутый родительский дом, где ему, кажется, не очень рады, и уходит в глубокую депрессию. Даугавпилсский театр завершил сезон премьерой спектакля «То, что мы не слышим» (пьеса Юстине Клявы, режиссер Паула Плявниеце).

КОМАНДА

Автор пьесы — Юстине Клява
Режиссер — Паула Плявниеце
Перевод на русский — Олег Шапошников
Сценограф и художник по костюмам — Даце Слока
Художник по свету — Юлия Бондаренко.

В ролях: Мирослав Блакунов, Жанна Лубгане, Юрий Лосев, Кристине Вейнштейна, Милена Савкина, Вадим Богданов, Михаил Абрамов.

NB! Спектакль адресован зрителям старше 16 лет, в постановке используется ненормативная лексика.

Пока я смотрела, в голове всё время вертелись сравнения. Первое — со спектаклем «Юбилей ‘98» тех же авторов и практически той же актерской команды (добавлен Мирослав Блакунов). Второе — с «патологией чувств в контексте современного технического прогресса» (так определил свою пьесу, поставленную Георгием Сурковым, драматург Андрей Иванов) «Это всё она…».

Спектакль Суркова особенно не давал покоя: временами казалось, что его герой-подросток, сыгранный тоже Блакуновым, вырос, построил и разрушил свою взрослую жизнь и вернулся домой к маме — мам в обеих постановках играет Жанна Лубгане. И они — мать и сын — по-прежнему тянутся друг к другу и разбиваются о стену непонимания. Стена в спектакле «То, что мы не слышим», кстати, есть. Такая решетка с дырками — как хотите, так и понимайте.

Параллели с «Юбилеем ‘98» тянулись потому, что в обоих случаях частные семейные истории высвечивали универсальные общественные проблемы. Юбилей дедушки Эдвина, собравший разбросанную по миру семью за одним столом, показал, как изменилась по крайней мере Европа и как причудливо сплелись менталитеты; возвращение же Никиты к маме, деду и старым друзьям отчетливо обозначило тотальный дефицит чувств. «Почему никто не спрашивал, что я чувствую?» — буквально стонет Никита и с этим стоном-упреком обращается к матери, а та — к своему отцу (Юрий Лосев). Дед же, хоть и впал в детство, но местами, как и многие классические сумасшедшие, мыслит весьма здраво. «А меня кто-нибудь спрашивал, а моих родителей, бабушек-дедушек спрашивал?» — отвечает он.

Из поколения в поколение, как семейная реликвия, — бесчувствие.

Наступил момент — и на Никите сошелся клином белый свет, он так больше жить не может, он ломается. И пьяное веселье под песню It's My Life не помогает…

«В каком-то смысле это рассказ о человеке, которого не научили справляться с потерями, принимать людей такими, какие они есть, прощать и, когда надо, уметь взять себя в руки. Всю свою жизнь он игнорировал потребности своей души, и мы с Паулой Плявниеце показываем такой момент в его жизни, когда все ресурсы исчерпаны, больше игнорировать нет возможности», — говорит драматург Юстине Клява.

С друзьями не лучше. Школьная подруга Никиты с красивым польским именем Катаржина (Милена Савкина) тоже нуждается в чувствах, но находит лишь беспорядочный секс и пятничный угар в местном кафе. Друг Сергей (Вадим Богданов), отягчённый женой-истеричкой и двумя детьми, оказывается и не друг, и не враг, а так. Его младший брат Денис (Михаил Абрамов) чувствами переполнен, он с детства … любит Никиту, но последнего такой расклад не устраивает. И все несчастны.

Финал спектакля относительно оптимистичен. По крайней мере, дает надежду и советует всем чаще «влезать в чужую шкуру». И пусть дольше века длится день, и не кончается объятье.

Впрочем, театральная программка заставляет оптимизм поприбрать: «Депрессия является одним из самых распространенных психических заболеваний в Европе и главной причиной самоубийств. (...) Латвия занимает 3-е место в Европейском Союзе по числу самоубийств, и самая печальная статистика связана с Латгалией (...) В Латвии в 2017 году было совершено 352 самоубийства, то есть каждый день погибал один человек». И дальше указаны телефоны круглосуточного кризисного центра.

Театр закончился, началась жизнь.

И самое последнее. Упомянутые «Юбилей ‘98» и «Это всё она…» получили многочисленные положительные отзывы критиков и награды «Ночи лицедеев». Произойдет ли это со спектаклем «То, что мы не слышим», покажет время.

  • Ближайший спектакль — теперь уже только 28 сентября в 18:00.
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно