Людмила Метельская: Учитесь спасать прошлое

С конца минувшей недели музей «Рижская Биржа» отдает должное тем, благодаря кому мы приобщаемся к музейной старине. Работа реставраторов не должна оставаться за кадром, и музей приглашает на выставку «Из прошлого в будущее. Мастерская реставратора».

ФАКТЫ

Латвийское общество реставраторов было основано в 1989 году, так что выставка эта юбилейная. Сегодня в обществе состоят 195 профессионалов, а в выставке принимают участие 80 реставраторов со 130 работами из коллекций латвийских музеев, Национального архива, Национальной библиотеки, храмов и частных собраний. Особое внимание нужно обратить на скульптурный эскиз Карлиса Зале для ансамбля Братского кладбища (раньше его могли видеть только специалисты) и на манускрипт XIII века, который «помирил епископа Курземского и Немецкий орден с их вассалами».

Художники, способные зарыть свой талант в чужие произведения, заслуживают отдельной выставки. Мы этих людей недооцениваем, поскольку видим лишь результаты их труда. А «Биржа» наконец позволила заглянуть в процесс. Что было совсем не так просто, как кажется. Полотно баталиста пришлось представлять с помощью проектора — он наслоил утраченные детали на те, что сохранились, и мы увидели фигурки, которые никто не сочинял — просто перенес с разысканной копии.

Фотографии на выставке отвечают на вопрос «что было», а «каким стало» — узнаем благодаря оригиналам. Они многочисленны, трех залов для них мало, так что

будьте готовы: противогаз 1940-х годов блеснет на вас очками из-под ажурного светильника в проходе. И это тоже интересный вопрос — как совместить прозу восстановленного быта с убранством музея, ведь он у нас в завитушках.

В привычных случаях с задачей справились витрины и отделили стеклом старину. А с диковинами заморачиваться не стали — установили унитаз 20—30-х годов прошлого века под музейным трюмо на резных лапках, и дело с концом. Дойдя до зала Боссе, посетитель заслужил право на улыбку.

Посетитель получил право узнать, какими бывают реставраторы. А они бывают специалистами по восстановлению живописи, графики, фотографий, изделий из текстиля, кожи и металла; керамики, стекла и фарфора; мебели и предметов интерьера; рукописей, документов и книг; изделий из полихромного дерева и археологического материала. У всех есть имена, которые наконец предварили имена авторов, и звания: мастер, старший мастер. Указаны годы труда над каждым объектом — часто не один и не два. Работа тех, кто занимается возрождением архитектуры, по понятным причинам показана лишь на фотографиях. Зато работа других — наглядно и в подробностях: они борются с деформациями, разрывами, утратой деталей. Занимаются микробиологическими исследованиями. Возрождают из трухи бумагу, собирают из черепков мейсенскую барышню 1767 года возникновения и заставляют звучать граммофон. Чистят, шлифуют, золотят, а после возвращают латвийским музеям, церквам и владельцам частных собраний.

И вот здесь

мы наконец подошли к необходимости поговорить не только о том, КАК, но и о том — ЧТО возвращают к жизни реставраторы, которым действительно нет цены.

Для Латвийского Художественного музея они возродили полотна Яниса Розенталя, Никлавса Струнке и собрали из черепков «Свадьбу» Романа Суты. Семье Зузансов достались «Карнавал в Антверпене» Яниса Тидеманиса и «Летние радости» Яниса Паулюка: где и когда вы еще их увидите, если не здесь и не сейчас?

  •  Открыто до 9 июня
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно