Людмила Метельская: Тихая натура в тишине

Мары Вайчюнас не стало в январе этого года, и сейчас рижская галерея ISTABA проводит первую выставку ее памяти. Галерея камерная, работы малоформатные, и здесь к ним хочется подойти близко. Картины художницы заслуживают внимательного, вдумчивого общения с ними и нуждаются в тишине: в тишине они расцветают.

ФАКТЫ

Мара Вайчюнас родилась в 1944 году, отделение декоративно-прикладного искусства Латвийской Академии художеств окончила в 1976 году, а заниматься живописью стала с благословения Фелициты Паулюки. С 1975 по 1991 год работала художником в Объединенном шахматно-шашечном клубе Латвийской ССР, с 1991 по 2017 год — методистом в информационном центре Латвийской Академии художеств, где занимаются отбором, обработкой, обобщением данных об искусстве Латвии и где Мара с той же точностью, что в собственной живописи, наводила порядок в тысячах чужих персоналий. В выставках — в Латвии и за рубежом — участвовала с 1978 года, членом Международной ассоциации художников «B 13» стала в 1993 году, членом Союза художников Латвии — в 1996-м. Картины Мары Вайчюнас хранятся в Музее Союза художников Латвии, Национальном художественном музее, Институте Гете, других государственных и частных коллекциях.

Художница писала «мертвую натуру», но делала это так, чтобы вещи не умирали, а многозначительно молчали о себе. Окончив отделение декоративно-прикладного искусства Латвийской Академии художеств и посвятив керамике дипломную работу (это ее панно стало украшением Валмиерского молочного комбината), она научилась не только любоваться предметами, но и видеть их суть, поскольку как керамист умела создавать посуду с нуля. Она знала о вещах больше, чем очень многие, и не скользила взглядом по поверхности, приглашая нас делать то же самое (здесь блик, здесь тень, здесь звук, пошли дальше), — снабжала предметы интригой, пускала искру, а они показывали характер и даже обретали судьбу: рисковали устойчивостью, подходили к краю. Она знакомила нас со своими героями и давала имена. Величала «Неудачницей» рыбину, вырванную из пейзажа и помещенную в натюрморт с лимоном; яичницу — «Понедельником», и та смотрела, прищурив отекший глаз. Говорила об «Одной свече», а показывала книгу, стол, бутылку. Представляла «Посуду» как семью, рассаженную перед фотообъективом, причем разделочная доска уходила в одноцветную тень — в небытие, в фамильные предания. В еще одном семейном портрете — тоже в «Посуде» — предметы вжимались друг в друга, как после разлуки, сбежавшись в светлую половину картины и оставив другую в темноте и пустоте. Зато «Кисть» сшивала собой все вокруг.

На ассоциациях художница не настаивала, мысль не педалировала. Чередовала поверхности — где дерево, где металл, где эмаль, где оголенный холст. Чудила с перспективой, «роняла» предметы, лишая опоры, и они клонились, предвещая собственный крах. Оставляя их плоскими, она снабжала каждый его собственной фактурой, а по картине пускала царапины, вмятины, кракелюры. Цвета и поверхности играли между собой так же, как персонажи картин: то в дружбу, то во вражду, то в тайные связи. Подходили друг к другу, просвечивали друг сквозь друга, отторгали соседа, и очертания на взаимной границе не срастались — прокладывали по краске борозду.

В 2014 году художница стала лауреатом ежегодного конкурса «Картина года», организованного галереей ASŪNA. Что автоматически сделало «Одиночество» Мары Вайчюнас — натюрморт, завернувший в себя, как в бережную бумагу для упаковки, хрупкость и шаткость привычных вещей, — символом того времени: опасность разрушения проникала в быт, внимания и защиты требовало даже то, что примелькалось. По обычаю, заведенному Агией Суной, победителя выбирало не жюри, а эксперт. В том году им стал Мартиньш Вилкарсис — один из ведущих сценографов нашего времени, который объяснил свое решение так:

— В этой картине есть история, которая не становится очевидной с первого раза. Вы подходите к ней еще и еще, смотрите, и она открывает все новые просторы для воображения. Почему «Одиночество»? Можно полчаса простоять и продумать — почему. Эта картина задает вопросы, но не отвечает на них.

А художница говорила:

— Натюрморты у меня безмолвны и таинственны, как сама живопись. Предметы обладают тем же волшебством — почему-то именно они могут захотеть именно в эту картину. И чтобы было видно, как они относятся друг к другу, какая у них жизнь, как они включаются в среду, в которую попали. За ними можно наблюдать и, рисуя, стилизовать форму или деформировать ее, придавать характер — или приближаться к характеру, который уже существует.

Мару Вайчюнас называли одной из самых утонченных и изысканных художниц своего поколения: она умела представлять обобщенный образ, знак, символ вещи и сочетать это с нюансированной поэтичностью исполнения. Название одной из работ, которую можно увидеть на нынешней выставке, — «Натюрморт в тишине» — в дословном переводе с латышского кажется более интересным: «Тихая натура в тишине». Тишину художница возводила в квадрат, и она становилась содержательной, умной, напряженной. О ней помнишь. 

  • Выставку «Картины Мары Вайчюнас» можно увидеть в галерее «Истаба» по адресу: Рига, ул. Кр.Барона, 31b, до 23 ноября.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно