Либа Меллер: Уходящее искусство плаката

А что поделать, времена изменились, теперь в топе — другие способы подачи и передачи информации. Тем интересней посмотреть выставку «Эпоха плакатов. Канон и индивидуальность» в лиепайском концертном зале Lielais dzintars.

Куратор выставки искусствовед Рамона Умблия выбрала для выставки 32 плаката латвийских мастеров 70-80-х годов XX века, отражающих ценности канона культуры Латвии того времени.

Работы, надо сказать, потрясающие. Среди личных фаворитов автора Rus.Lsm.lv — плакат с проектом «сувенирного комплекта»: пять чиновников с портфелями, мал мала меньше, как матрешки. Но есть различие — чем больше человечек, тем шире распахиваются его глаза, у большого совсем круглые, рыбьи. А вот две сгоревшие спички, слившиеся в поцелуе. Это «Ромео и Джульетта». Театральный занавес, стилизованный под половую щетку. Девочка-кукловод, дергающая маму-папу и бабушку-дедушку за ниточки. Это — «Единственный ребенок». Овца с частично состриженной шерстью, причем выстрижено любопытно — контур Латвии получился. Вверху меленько: «Будут овцы — будут и стригали». Колодец, где вода черпается из ночного горшка. Дивный приспособленец-«Хамелеон». Буквально сразил плакат, где на красном фоне — синяя рама распахнутого окна. За ним — чернота и восходит красная звезда с серпом и молотом. Внизу — чуть размытые цифры: 1940. И это — плакат того времени?! И автора не посадили?! Но это, как пояснила Рамона Умблия, создано в 1988-м. Ну да, уже можно было…

Вообще, то, что рассказала Рамона Умблия, надо было записать и давать послушать посетителям выставки в качестве аудиогида. Кое-что есть на одном из стендов экспозиции, но совсем мало. Так что — слово искусствоведу:

— История плаката началась в 60-70-е годы XIX века, когда в Париже появились типографские машины, способные печатать в четыре краски, к тому же с очень больших литографий, в человеческий рост. А чтобы напечатать такой плакат в литографической технике, то и камни, с которых они печатались, были в рост человека, размером с надгробную плиту. Доступность создания плакатов вылилась в «городскую болезнь», потому что стены домов были обклеены множеством огромных изображений, они вышли в публичное городское пространство. Это было и начало плаката, и плакатный бум. Одновременно с технической революцией, которая как раз тогда и начиналась. «Болезнью города» это можно назвать потому, что все вокруг стало чрезвычайно пестрым. Раньше изображения человеческих фигур были только в музеях или галереях. На улицах не было искусства! И плакат — первый, кто вынес изображения на улицы. Это — из европейской истории плаката.

Понемногу полиграфическая техника пришла в Ригу, в начале XX века наши художники отдали должное плакату. К примеру, Янис Розенталс делал очень красивые плакаты для выставок Музея искусств. Плакаты создавали многие «просто» художники: профессиональных плакатистов у нас не было.

И, что надо еще сказать о тех авторах, чьи работы мы видим здесь — из них всех только Георг Смелтерс окончил в Академии художеств отделение графики. Отсюда — разнообразие индивидуальных почерков. В секции плаката при Союзе художников работали художник Юрис Димитерс, сценограф Илмар Блумбергс, художники интерьера Лаймонис Шенбергс и Гунар Лусис, художник Франческа Кирке, график Андрис Бреже. Потому в этих плакатах мы видим так много индивидуальностей, она исходит от своего понимания и знания, привнесения в искусство плаката специфики своей сферы. Посмотрите на эти работы, своими плакатами мастера создавали особое эмоциональное пространство. Это — то, что сразу говорит с человеком, привлекает его.

И тематика, конечно. Она была очень актуальной для тех времен. И я постаралась выбрать плакаты, чья тематика актуальна и сегодня, мне кажется, что многое из представленного и сейчас злободневно. Выбирала самых интересных и разноплановых авторов, и те работы, которые и сами по себе — художественная ценность. Это уже фактически артефакты искусства. Здесь и театральные плакаты, и социальные. К слову, почти нет работ с текстом, а ведь в советское время плакаты большей частью были с текстами. «Да здравствует Первомай!», «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» и так далее. На этих же работах его практически нет, текст лишь дополняет визуальный образ. Думаю, это самое важное. Это значит, что плакатист нашел способ не вербально, но визуальными формами выразить то, что словами передать не получится. Если это говорить, то получится банальность, а когда ты смотришь на эти изображения, то слова особо и не нужны.

— Получается, что наши латвийские плакаты были совсем другими, не такими, как советские в массе своей?

— Конечно, они совсем другие! Потому они и здесь! — с жаром ответила Рамона Умблия.

— Тогда — в чем главное отличие наших художников-плакатистов от советского стандарта?

— «Советский стандарт» — это соцреализм, натуралистичный рисунок, и супер-человек — то есть советский человек, который борется на лучшее будущее. А здесь — полный и абсолютный отход от идеологии. Здесь — тематика разговора с человеком напрямую, и главное то, что плакат — это искусство, а не идеологическое оружие.

— Раньше очень популярна была цитата из Маяковского о «шершавом языке плаката». А что сегодня?

— Сегодня плаката как вида искусства не существует. Сейчас разные авторы понемногу работают в стилистике плаката, но нет заказчика. Пришли новые технологии, все происходит в соцсетях и вообще в Интернете, где реклама работает совсем по-другому. В принципе, время плаката прошло.

Выставка «Эпоха плакатов. Канон и индивидуальность» в «Большом янтаре» открыта до 28 декабря. Вход — свободный.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно