Либа Меллер: Голые и совершенно растерянные в Лиепае

Обратите внимание: материал опубликован 8 лет и 8 месяцев назад

Первая премьера нового сезона в Лиепайском театре прошла успешно – волны смеха и взрывы хохота в зрительном зале сопровождали комедию положений «Двое голых мужчин» с начала спектакля и до аплодисментов в финале. Такой теплый прием особо важен еще и потому, что театр — по независящим от него причинам — невольно обманул публику.

С этого и надо начать. 109-й сезон Лиепайского театра должен был открыться спектаклем по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне» в режиссуре Константина Богомолова. Постановка  уже один раз откладывалась, так что ее ждали давно. Но в последний момент режиссер снова попросил о переносе сроков. Теперь планируется, что «Месяц в деревне» выйдет в конце нынешнего сезона. Открытие оказалось под угрозой срыва, ситуацию надо было спасать, и всего за четыре недели в театре подготовили комедию положений «Двое голых мужчин» по пьесе французского актера и драматурга Себастьяна Тьери. За постановку взялся Дж. Дж. Джиллинджер, за что ему отдельное спасибо — ведь сейчас в Лиепае он работает над детским спектаклем «Белоснежка и семь гномов», премьера которого назначена на 30 сентября.

Джил в таком амплуа – весьма интригующе, любопытно будет посмотреть на результат.

Комедии Тьери относят к так называемому Théatre de boulevard, то есть коммерческому, зрительскому театру, чрезвычайно популярному во Франции. Персонажи его пьес — солидные буржуа, жители мегаполиса, в размеренную и спокойную жизнь которых вторгается нечто необъяснимое. Критики называют работы С. Тьери «умным бульваром».  «Двое голых мужчин» — шестая пьеса Тьери, причем свеженькая, написана в 2014-м, премьера состоялась в сентябре того же года в парижском Theatre de la Madeleine, и стала сенсацией сезона. Критики утверждают, что в пьесе соединяются водевиль, комедия положений и театр абсурда.

Итак — постель. В ней спят двое мужчин. Один из них — преуспевающий адвокат и хозяин квартиры Ален Крамер (Гатис Малик) — просыпается, приходит в ужас от такого соседства, тем более, что его «со-постельник» оказывается его же коллегой Николя Приу (Каспар Карклиньш). Принудительная побудка — и теперь уже они оба никак не могут понять, как оказались в таком положении. В разгар разбирательства появляется Катрин, жена Крамера (Сигне Руйцена) и Ален, отчаянно пытаясь спасти брак, начинает врать, подключая коллегу. И тут Катрин находит на полу использованный презерватив... Скандал-скандал-скандал, она собирает вещи и уходит. Затемнение, следующая сцена — и

снова те же там же в тех позах,

то есть лежа в постели. Ален и Николя уже просто воют — потому что так и не могут понять, что происходит, и как они оказываются в таком недвусмысленном положении. Тем более, что обнаруживается еще один использованный контрацептив...

Вернувшаяся Катрин допрашивает Никола, потом пытается помочь мужу разобраться в происходящем и просит разрешения заглянуть в его ежедневник. Там обнаруживается обед с неизвестным Алену человеком по имени Доминик Франк. Пытаясь доказать жене, что он гетеросексуален, Ален приглашает в дом проститутку (Илзе Юра) – мол, это и есть та самая Доминик. Безуспешно.

Ален по совету Катрин старается спровоцировать Николя и заставить его признаться в гомосексуальных пристрастиях — провал. Он ищет неизвестного ему Доминика (отчаянно надеясь, что это все же Доминик) и выясняет, что тот – мужчина и... его любовник. Но сам Ален не помнит ничего. К тому же автор так и не объясняет, каким образом Ален и Николя оказывались вместе в постели. Может, именно этот момент критики отнесли к «театру абсурда»?

Неважно. Потому что постановка получилась добротной, актеры и команда Джиллинджера (сценограф Мартиньш Вилкарсис, художник по костюмам Илзе Витолиня, хореограф Инга Красовска и художник по свету Мартиньш Фелдманис) поработали на совесть. Переполненный зал смеялся почти не переставая, после особо удачных реплик награждая актеров аплодисментами.

В общем, можно, конечно, переживать, что сезон начался не с «высокого искусства», но не будем забывать — очень многие зрители приходят в театр, чтобы отдохнуть, и такие

«легкие» постановки пользуются большим успехом.

Впрочем,

если кому-то хочется психологических глубин, можно порассуждать о толерантности, латентном гомосексуализме, доверии в браке et cetera.

В любом случае, афиша Лиепайского театра пополнилась постановкой, на которую будет сложно достать билеты.

Этот сезон в Лиепайском театре довольно сложен в финансовом отношении: самоуправление выделяет дотации на календарный год, а театр-то работает по сезонам. Во второй половине 108-го сезона было потрачено 600 тысяч евро дотаций, и теперь надо растянуть до нового года оставшиеся 360 тысяч. Так что директор Лиепайского театра Херберт Лаукштейнс называет предстоящий период «скромным».

Тем не менее, афиша выглядит весьма заманчиво. Кроме уже названных постановок Джиллинджер в апреле выпустит «Безумие любви» Жоэля Помра. Лаура Гроза-Кибере на этот раз поставит «Человека-слона» Бернарда Померанца. После длительного перерыва в Лиепайский театр вернется Галина Полищук – она сделает «Наш городок» Торнтона Уайлдера и моноспектакль «Лифтоненавистник» Бенгта Альфорса. Впервые в Лиепайском театре будет ставить Виестур Мейкшанс, в конце ноября публика увидит «Портреты. Волки и овцы» по Александру Островскому. И если опять что-то не приключится, то завершится сезон «Месяцем в деревне». Вторая постановка Богомолова, ранее запланированная на этот сезон, перенесена на начало уже 110-го сезона.

 

Либа Меллер

Фото: Зиедонис Сафроновс

 

 

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное