Либа Меллер: Фотоискусство вечно, или Главная тайна несбывшегося кадра

«Пейзажи мелькали очень, очень красивые, и я их фотографировал... А потом проснулся». Таким был лучший несостоявший кадр фотографа Вариса Сантса.

Этот разговор произошел на днях в Лиепайском доме латышского общества, во время открытия выставки «6:0 наши продолжают» в честь 60-летия фотостудии Fotast, старейшей фотостудии Латвии, работающей без перерыва. В выставке приняли участие 24 фотографа, представлено больше 80-ти фотографий. Темы никакой нет — каждый сам выбрал те несколько снимков, которые хотел показать.

Но делать фотоотчет о фотовыставке, это, как любит повторять шеф, «Рабинович быстренько Карузо напел». И мы решили пойти другим путем — устроить некий блиц, задав нескольким фотографам одинаковые вопросы. Мастера выбирались по совершенно волюнтаристским критериям вашего автора. Главный — личная симпатия к мастеру и его работам. Ну и, конечно, опыт работы с фотопленкой, когда каждый кадр был на счету, а сами фотографы «еще мочили пальцы в реактивах», как сказал когда-то ныне покойный замечательный фотограф, коллекционер и участник Fotast Янис Ладитис.

Итак, вопросы:

1. Лучший кадр в вашей фото-жизни.
2. Лучший несделанный кадр.
3. Секрет хорошего кадра.
4. Сейчас каждый суслик в поле агроном (извините) каждый, благо гаджетов много, делает сотни снимков, постит их в соцсетях, и многие мнят себя фотографами. Не кажется ли вам, что тут-то фотоискусство и кончилось?

А вот — ответы:

Петерис Яунземс

Визитка: На счету мастера больше шестисот выставок, множество наград Международной федерации фотоискусства (FIAP) и Французского Союза фотохудожников, титул чемпиона мира 1997 года в группе черно-белой фотографии. Почетный член Fotast. Много лет работал фотокорреспондентом лиепайской газеты Kurzemes vārds.

1. Хороших кадров достаточно много, но лучший, наверное, был снят на летней эстраде Pūt, vējiņi!, когда Олга Раецка наблюдала за тем, как Иева Акуратере пела Palīdzi, Dievs, palīdzi, Dievs, visai latviešu tautai. Это очень известная фотография, публика ее достаточно часто видела. Почему лучшая? Дело и в эмоциях, и в историческом моменте. Раецка слушала, как ее коллега поет, у нее даже слезы текли. Она стояла за кулисами, и я ее сфотографировал, остальные снимали Акуратере.

2. Была метель. Сумасшедшая просто! Я пошел на Петертиргус, и увидел там одного человека, он яблоками торговал, и сын был с ним. Так он сына обнял и постарался хоть как-то прикрыть. Они оба были заснежены, как два снеговика! Я их несколько раз сфотографировал. А потом дошел до Торгового канала, увидел, что на канале очень красивый снежный рисунок намело, а у меня пленка кончилась. И неудачно поменял кассету. Засветил всё, что было снято...

3. Нет, у меня секретов нет, я человек открытый. J

4. Мне кажется, что фотоискусство вошло в кризисный период, именно потому, что технологии стремительно развиваются, все фотографируют всюду и везде. Но люди не способны ориентироваться в таком огромном количестве отснятого. И не могут найти те крупицы золота, которые там, вполне возможно, есть. И до выставок они не доходят, ведь как их найти, в тысячах отснятых кадров?

Варис Сантс

Фотограф — вторая профессия мастера, он еще и инженер. Руководил фотостудией Fotast в 2002-2013 гг. Почетный член Fotast. Обладатель наград Международной федерации фотоискусства (FIAP). Участник множества коллективных и персональных выставок в Латвии и за рубежом. И — винодел.

1. Лучшие фотографии я сделал в доме престарелых Rokaiži, там много людей с ограниченными возможностями передвижения. Среди них есть и снимок, который в 2007 году был на выставке «Один день в Латвии». С одним человеком, он был без ног, в коляске передвигался, у нас получился очень интересный и долгий разговор. Мне нравится снимать фотопортреты — если я могу этого человека как-то заинтересовать. Если разговор интересный, то и снимки получатся. Мы говорили, и он попросил мой номер телефона, я отвечаю — мол, у меня в фотосумке визитки, сейчас сбегаю и принесу. И в тот момент я понял, что сказал... Мне-то по этим ступенькам сбежать так просто!.. Мы и об этом немного поговорили. И получился в итоге очень красивый портрет этого человека. Когда ты снимаешь таких людей, надо, что у них в глазах было желание сфотографироваться. Чтоб не было так — ты пришел, ему от тебя деваться некуда, а ты еще с верхнего ракурса его берешь. И в глазах у него опаска такая, ведь ты на него фактически набросился...

2. Ехал я поездом, в вагоне для перевозки скота, местами там доски были, местами нет, даже рельсы внизу мелькали. А снаружи — очень, очень красивые пейзажи. Я их фотографировал, и желтые и красные листья сливались в сплошные длинные полосы. И тут я... проснулся. Хотел посмотреть в фотоаппарате, есть там эти снимки или нет. У меня было настолько реальное, живое ощущение во сне, и ведь я очень хорошо знал, что сплю, но так хотелось проверить — а вдруг они там!..

3. Если это портрет — то надо говорить с человеком, познакомиться с ним, и говорить, пока он не перестанет чувствовать, что ты его фотографируешь.

4. Нет! Чем трудней сделать что-то уникальное, тем больше мастерство. Чем больше снимков, тем сложней сделать что-то особенное. И если получилось — вот это и есть искусство.

То, что фотовыставка «6:0 наши продолжают» проходит в Доме латышского общества на Рожу лаукумс — символично. Ведь в 1958-м именно здесь встретились фотографы-единомышленники Гунарс Копшталс, Висвалдис Бланкенбургс и Хуберт Станкевич, и решили создать фотостудию. Жаль, Гунара Копшталса на открытии не было — он прекрасный мастер и именно он провел первое мероприятие из юбилейного цикла Fotast — вечер памяти Яниса Ладитиса, который подарил городу свою уникальную коллекцию фотоаппаратов, книг, негативов и других сокровищ. С единственным условием — собрание должно оставаться единым целым. Коллекцию может увидеть любой посетитель филиала Лиепайского музея «Лиепая при оккупационных режимах» на улице Укстиня.

Ирина Тире

Художница и фотохудожница, литограф и график, Почетный художник Международной федерации фотоискусства (FIAP), участник множества международных фотосалонов, конкурсов и выставок, лауреат наград разных стран мира. Почетный член Fotast. И — мама популярнейших певцов Иго (Родриго) и Иво Фоминсов.

1. О-о-ой! Это же невозможно сказать! (смеется). Есть очень любимые, потому что любимы люди, на них изображенные. Если фотография удалась — ты ее и любишь. Но это вовсе не значит, что и другим этот снимок покажется лучшим. А вообще, есть у меня одна фотография, которую высоко оценили многие жюри. Наверное, про нее могу сказать, что она мне удалась. У нее два названия: «Молитва» или «Мать». Я ее печатала как раз тогда, когда слушала по радио, как возле памятника прощаются с теми, кто погиб во время баррикад. На фотографии актриса, но я ее сфотографировала с шалью на голове, в профиль, возраст у нее как раз материнский, и она так сложила руки с этой шалью... Там нет ни слез, ничего, но это все можно понять.

2. Таких много. Очень часто это не снято, потому что в тот момент нельзя было фотографировать: тишину в зале, восхитительные руки пианиста, и тишину, пиано! И потому я до сих пор вижу эти кадры, которые никогда не были сняты.

3. Мне совсем не нравится вариант «щелкнуть на ходу». Я всегда думаю. Конечно, бывает, что надо снимать очень быстро — например, танцевальный смотр. И потом уже смотришь, получился ли удачный кадр.

4. Нет! Нет! Я так совсем не думаю! Эти телефоны с такими хорошими фотокамерами, что я тоже такой хочу. И он всегда с собой, и намного легче камеры. И то, что сейчас многие фотографируют... Когда-то тоже так было — все снимали, у себя в ванных проявляли пленки, на кухне печатали. Очень много таких людей было, но далеко не все участвовали в фотовыставках и не считали себя фотохудожниками. Думаю, что и сейчас так же. 

  • 16 декабря в 14.00 Fotast проведет третье мероприятие юбилейного цикла — в гостинице Libava, где долгие годы находилась фотостудия, пройдет фотофорум.
  • Выставку «6:0 наши продолжают» в Лиепайском доме латышского общества можно увидеть до 2 января. Вход — свободный.
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно