Разделы Разделы

Кира Савченко: что (не) говорят британцы накануне «брексита»

23 июня в Великобритании состоится референдум по (не) выходу из Евросоюза. Несколько месяцев назад большинство аналитиков склонялись к тому, что «брексит» не произойдет. Сейчас опросы показывают — 53% респондентов тяготеют к выходу из ЕС, и никто уже не берется прогнозировать исход. Я тоже не рискну, хотя за последнее время говорила на эту тему с очень многими местными. И даже обобщать услышанное не стану.

КОНТЕКСТ

Организация референдума стала главным предвыборным пунктом кампании партии консерваторов в 2015 году. Сразу же после переизбрания на второй срок премьер Дэвид Кэмерон политик начал переговоры с Брюсселем, пытаясь выторговать «увеличение независимости» Великобритании в рамках Союза —требовал, в том числе, значительных ограничений на доступ к социальным пособиям для всех новых мигрантов. Этот план в целом был отвергнут Брюсселем. Тем не менее, Кэмерон попытался представить избирателям полученные им некоторые уступки как безоговорочную победу. За несколько месяцев до референдума он начал агитацию за то, чтобы страна осталась в ЕС. Для этого он даже объединился с новым мэром Лондона лейбористом Садиком Ханом — редчайший случай, когда две главные (и люто конкурирующие за избирателя) партии работают вместе.

Да, многие молодые люди с университетским образованием вроде бы обеими руками за ЕС. Однако я подозреваю, что природная вежливость не дает им говорить совсем откровенно, даже на условиях анонимности: британская политкорректность достигла эпических и даже утопических масштабов. 

«Я определенно за ЕС и обязательно пойду голосовать. Не вижу ни одной причины, почему мы должны выйти из Союза: для страны, прежде всего, это свободная торговля, наш экспорт станет гораздо слабее, выйди мы из ЕС, все тут же станет гораздо дороже», — нисколько не задумываясь, заявила мне 27-летняя Лорен, работающая в модной индустрии.

«Да, конечно, можно сказать, что Греция тянет нас вниз, но это же так эгоистично — думать только о себя. Случись с Британией тоже самое, мы могли бы положиться на более, чем 20 стран ЕС. Это огромная поддержка! Меня смущают разговоры о вреде легальной иммиграции — весь мы все живем в одном мире, почему мы должны кого-то ограничивать?» — сказала Лорен. Подумав, добавила: скорее всего, она покажется наивной.

Возможно, именно Лорен пойдет голосовать против выхода, но я сомневаюсь в остальных тысячах интеллигентных молодых профессионалов, которые говорят абсолютно тоже самое. Гораздо правдоподобнее звучит для меня 22-летняя Сара, работающая в маркетинге:

«Я, наверное, все-таки за то, чтобы Британия осталась в ЕС, но голосовать ради этого не готова идти. Я много работаю и мне жалко тратить свое время. Это плохо, да?..»

Сара призналась, что за политикой не следит и сейчас впервые задумалась над этим вопросом: раньше в разговорах эта тема как-то не всплывала. «Наверное, для себя лично я не вижу в ЕС никаких минусов.

Я рада, что к нам приезжают иммигранты — они берут на себя работу, на которую местные не готовы. Например, в строительстве». Произнеся последнюю фразу Сара, сильно смутилась и пояснила, что не имела в виду ничего плохого. 

Гораздо прямее выражаются люди постарше, занимающие места, не требующие сложного образования. «Я против членства в ЕС и обязательно пойду голосовать. Когда-то был настроен более позитивно, но всё, что происходило со страной после вступления [в 1973 году], теперь мне очень не нравится. Раздражает, что

мы вкладываем столько денег, а что получаем взамен? У нас нет веса, нет авторитета»,

— сходу заявил 35-летний Стивен, работающий в сфере доставки.

Однако гораздо сильнее Стивену не по душе наплыв иммигрантов. На данный момент в Британии около 3 миллионов европейских иммигрантов (и 1,9 миллионов из них — трудоустроены): «Я мог бы поменять свое мнение, если бы Кэмерон хоть что-то сделал по этому поводу, но теперь я точно голосую против ЕС».

Со Стивеном я пересекаюсь практически каждый день и он, как говорится, просто душка: всегда поможет, всегда улыбнется, искренне приободрит.

Он хороший человек, ни в коем случае не националист-ксенофоб и уж точно не желает зла лично мне. Но, тем не менее, если он и его единомышленники одержат победу, для наших соотечественников дверь в Великобританию закроется, и за иммигрантов из ЕС, скорее всего, возьмутся очень быстро.

Впрочем, многие из них уже давно подготовились к Брекситу.

«За исключением стоимости в тысячу фунтов,

получить английское гражданство проще, чем латвийское — гимн наизусть знать не надо

и от другого гражданства отказываться тоже необязательно. Небольшой тест по истории и жизни в Британии и простенький 25-минутный экзамен на разговорный английский», — флегматично заявил 29-летний Евгений, специалист по IT из Даугавпилса, который переехал сюда 6 лет назад и недавно стал подданным Ее Величества (заодно избавившись в новом паспорте от раздражавших его окончаний “s” в имени и фамилии».

Сама я, оставаясь гражданкой Латвии (допустим, жалко мне тысячу фунтов и бумажек с печатями боюсь) референдуму, конечно, не рада. Но я понимаю, что

точку в этом вопросе поставить нужно. Ситуация накалялась очень долго

и напоминает шотландский референдум 2,5 года назад, который положил конец многим спорам и дал возможность двигаться дальше.

Рано или поздно оба этих голосования должны были состояться, и, наверное, лучше сделать это раньше, чем позже. 

 

 

 

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить