Кино-логика Дмитрия Белова: Человек, который надышался перед смертью

Каждая обезьяна может снять кино. Ну, может, и не каждая, но главная кинематографическая обезьяна XXI века — точно может. Исполнитель роли Кинг-Конга в одноимённом фильме Питера Джексона и роли Цезаря в трилогии «Планета обезьян» Энди Серкис (также известный как Голлум) усаживается в человеческое режиссёрское кресло. Его первый фильм на самом деле называется «Дыши», но волей романтичных переводчиков идёт в нашем прокате под именем «Дыши ради нас».

ФИЛЬМ

Дыши ради нас (Breathe, 2017)

Клик! — типичное британское поместье, этакое аббатство Даунтон, люди в белом играют в крикет, симпатичная девушка Диана улыбается симпатичному парню с битой по имени Робин. Клик! — симпатичная девушка Диана целуется с симпатичным парнем Робином в дурацкой разваливающейся машине. Клик! — оба симпатичных уже в Кении 1958 года, где Робин занимается закупками чая. Клик! — Диана беременна, а они ещё не поженились. Клик! — Робину плохо. Клик! — полиомиелит и паралич ниже шеи. Клик! — буду рожать Джонатана здесь. Клик! — Британия. Клик! — аппарат искусственной вентиляции лёгких до конца жизни (но вы не отчаивайтесь, миссис, это ненадолго).

Джонни сделал монтаж. Ну или Энди. В результате история любви начинается позже начала самой любви, которое не то чтобы нарисовано знаменитыми крупными мазками, а вообще, считай, пропущено.

Чувствуя неладное, Серкис пытается расставить в краткой, фрагментарной завязке несоразмерно крупные эмоциональные указатели.

Вот тёплая ламповая музыка с патефонной хрипотцой под знакомство, вот поцелуй под закатик, вот по-быстрому пять печальных аккордов под осознание болезни. Чувствуй, зритель, чувствуй! Этот фильм будет про настоящие чувства! — как бы громко шепчет режиссёр в мегафон, приставленный к твоему уху. Но почувствовать в этот момент удаётся только досаду и надежду на лучшее.

Надежда, в отличие от Робина Кавендиша, не умирает и оправдывается довольно скоро. В миттельшпиле сюжет стряхивает с себя большую часть штампов и направляется в сторону борьбы тяжелейшего инвалида за максимальную интеграцию в общество. Сюжетная поступь уверенна, тон задаёт главный женский персонаж: Диана находит в себе силы не расклеиться, не уйти, не причитать, не истерить, не махнуть рукой и не отчаяться. Злую шутку бога она принимает деловито и даже с ответной ухмылкой.

Сдержанный, британский, чуть черноватый юмор и некоторая игривость повествования оказались совсем не лишними в этом фильме.

«Бог дал мужчинам работу, чтобы у женщин было время на себя», — уверяют молодую Диану в Кении-58, до расцвета феминизма десятки лет и тысячи километров. «Нет у него никакой работы, он профессор в Оксфорде», — говорят об изобретателе спецкресла Теде, роль которого исполнил Хью Бонневилль (да, снова напоминая о самом известном телевизионном аббатстве).

Кастинг, похоже, проводили, сверяясь с бухгалтерией: даже Эндрю Гарфилда трудно назвать состоявшейся звездой, несмотря на успехи Нового Человека-паука и главную роль в последнем фильме Гибсона. Здесь он играет соответственно — скорее достаточно, чем хорошо: хрипит старательно, улыбается вымученно. Остальные актёры больше известны по сериалам и третьим ролям в кино (доброго доктора играет, например, обаяшка Стивен Мэнгэн из «Зелёного крыла» и «Эпизодов», а злого доктора мы видели на задних планах в «Титанике»).

Вернёмся к вопросу непедалирования, или даже наоборот, притормаживания. Думаю, это удачный выбор педали для освещения темы такой инвалидности, при которой парализованный ниже пояса кажется счастливчиком. Не обязательно слишком тщательно примерять состояние Робина на себя (и, надеюсь, нам не придётся), потому что даже мысль о подобной ситуации пробирает насквозь. Эта мысль не отпускает даже в атмосфере испанского табора, в которой случайно очутились герои, не говоря уже о жутко-стерильном квадратно-гнездовом немецком больничном орднунге, в котором нашим героям посчастливилось не очутиться. Спасибо, что эта часть оказалась самой продолжительной, и мы успели без навязчивых указателей ощутить самоотверженность и стойкость Дианы Кавендиш.

И тем печальнее концовка, если можно так назвать добрые полчаса, посвящённые непосредственно подготовке Робина к неизбежному. Кавендиш — реальный человек, фильм спродюсирован его сыном Джонатаном, так что вряд ли его смерть — это спойлер, тем более что прожил он гораздо дольше всех своих товарищей по несчастью. Энди Серкис снова жмёт на газ. И если речь плюс бурную продолжительную овацию (все встают) ещё можно проглотить, учитывая остроту проблемы, то прощание перешло рамки кинематографических приличий. За это время с Кавендишем успел бы лично попрощаться каждый зритель в зале. Эти бы драгоценные минуты — да в начало, познакомиться получше с Робином и Дианой. И снова музыка, и снова закаты, снова пошлости и банальности, которые уже начали выветриваться из памяти, словно плохой сон. Разве что обильное лёгочное кровотечение как глоток свежего воздуха.

Будем надеяться, что Энди Серкис просто по режиссёрской неопытности путает педали, или огромная лапа от костюма Кинг-Конга не даёт ему прицелиться, в любом случае — дальше, возможно, будет лучше. К тому же и

этот фильм нельзя считать провалом — не шедевр, но и не шлак.

Не будем слишком строги и пожелаем Энди удачи на новом поприще.

Новинки ближайшего уикенда

Между третьей и седьмой перерывчик был большой — ровно десять лет. Так что два года, разделившие седьмую и восьмую, пролетели незаметно. Идём на «Последних джедаев» и только потом на всё остальное:

Санта и компания (Santa & Cie, 2017)

Рудольфу и его оленьей бригаде придётся потрудиться сверхурочно. Санта-Клаус запрягает сани, чтобы посетить Землю за три дня до Рождества. 92000 эльфов заболели, и Санте нужно добыть 92000 упаковки витамина С, чтобы дети не остались без подарков в самый волшебный праздник года. Но главного волшебника ждёт холодный приём: люди отказываются признавать Санту, несмотря на шубу и бороду. Трейлер праздничной ленты Алена Шаба (он известен как режиссёр фильмов «Астерикс и Обеликс: Миссия Клеопатра» и «Миллион лет до нашей эры») пестрит полувзрослыми шуточками про тюрьму и наркотики, так что совсем маленьких детей придётся оставить дома. В роли Санты снялся сам режиссёр, в роли миссис Клаус — главная Амели мирового кинематографа Одри Тоту, а в роли обычной девушки Амели — иранская красавица Голшифте Фарахани.

Всё только начинается (Just Getting Started, 2017)

Морган Фриман играет старика-разбойника второй фильм подряд (прошлым был «Уйти красиво»). Действие этого происходит на «Вилле Капри», представляющей собой спа-курорт с гольфом, покером и прочими джакузи. Герой Фримана Дюк Дайвер, бывший адвокат крупных преступных группировок, ныне находящийся под программой защиты свидетелей, зажигает по полной, устраивая для своих гостей яркие и отвязные вечеринки. Вопрос «кто тут самый мачо?» обретает актуальность с приездом на виллу бывшего агента ФБР, брутального Лео (Томми Ли Джонс). Но и это ещё не всё. Не успевают старики разобраться, кто из них круче, на виллу подтягиваются мафиози, имеющие старые счёты и с Дюком, и с Лео.

Восточная сказка (Basmati Blues, 2017)

А этот фильм на самом деле называется «Басмати блюз», по сорту риса, которым пытается наводнить Индию крупный американский пищевой промышленник. Роль воротилы с устрашающим именем Гургон досталась Дональду Сазерленду, одному из самых бессердечных на вид актёров. Хитрющий Гургон прекрасно знает, что его бесплодный рис — никакое не благо, а средство бессовестной наживы, поэтому он не едет в Индию сам, а отправляет свою научную сотрудницу Линду (в её роли — Бри Ларсон). Обман вскрывается, но Линду не линдчуют; вместо этого она влюбляется и начинает танцевать, как заправская индианка. Мы прекрасно знаем, как работают индийские песни и танцы: зло будет повержено, природа спасена, а все индийские проблемы исчезнут словно по мановению волшебной палочки.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно