Кино-логика Дм.Белова: Видимый розовый единорог

Думаете, главный герой в исполнении Киану Ривза сначала распечатывает в типографии картины известных художников, а потом постепенно сам превращается в копию средневекового фламандца? Или, быть может, он работник Лувра, у которого угнали машину, убили собаку и вынудили подменить «Мону Лизу» репродукцией? А вот и нет. Фильм никак не связан с картинами, а «Репродукция» — уж какой есть перевод названия Replicas.

ФИЛЬМ

Репродукция (Replicas, 2018)

    Уильям Фостер — всё же специалист по принтингу, пусть и не в типографии, а в научно-фантастической лаборатории Bionyne. Он специалист по отпечаткам мозга и работает над внедрением оцифрованного сознания во внешние носители (опции: BIO to BIO, BIO to SYNTHETIC). Уильям близок к успеху, но лабораторный робот 345 всё ещё брыкается, мечется словно Нео в кресле подключения к Матрице. Никак не может железный дровосек принять человеческое сердце.

    Сидел бы Уильям в своей лаборатории, горя бы не знал. Но угораздило его взять семью и выехать на машине в темноту и непогоду. В результате — авария, в которой вся его семья погибает. Недолго думая, Уильям звонит своему верному другу Эду. Тот привозит чемоданчики со шлемами для считывания мозгов, а на следующий день — оборудование для клонирования тел. До воскрешения — ровно 17 дней.

    Сидел бы Киану Ривз в «Джоне Уике», мы бы горя не знали. Простите меня, поклонники таланта Киану, но в этом таланте зияет дыра, большая и чёрная — как раз в сегменте «горе». Одно дело, когда злые люди угнали твою машину и убили твою собаку: посмотрел полминутки на носки своих ботинок, состроил страшную гримасу, и всё, можешь бросаться в бой. Но совсем другое дело, когда злые боги сбросили в реку твою машину и убили твою жену, сына, твою дочь и ещё одну твою дочь, маленькую и рисующую где попало розовых единорогов. Догонять некого, никто не виноват,

    приходится или показать страдания, или показать, что ты не показываешь страдания. Киану Ривз никак не может выбрать между вариантами, у него не получаются оба,

     и в результате весь сложный период Уильям Фостер ведёт себя как неудавшийся, увечный клон, лихорадочно и жутковато пытающийся освоить человеческие эмоции. Честно говоря, мне нравится Киану, и обидно, что он так невнимательно отнёсся к выбору роли. Нео, Константин, Уик и парнишка из «Скорости» ему очень подходят. На его фоне звездой драмы расцветает Элис Ив, обычно применяющаяся для других, более плотских киноутех.

    Из-за павильонной вылизанной постановки, плохой актёрской игры и отсутствия даже минимальной истории персонажей максимальная драма не берёт за душу по-настоящему. «А если произойдёт что-то ужасное?» — беспокоится Эд, выгружая баки для клонирования. «Ужасное уже произошло», — отвечает Уильям, и он чертовски прав. Но в идеале это ужасное должно быть понятно зрителю без бедного розового единорожки, которого совсем загнали, постоянно выпуская его на экран и тыкая зрителя носом прямо в розовый рог: «смотри, смотри, помни, умерла маленькая девочка, девочка, тебе больно, больно».

    И да, драма заканчивается примерно к середине фильма, так толком и не развернувшись. Для Киану это хорошо, он снова на своём месте и бьёт в морду негодяю, используя в качестве огромного кастета вместилище отпечатка сознания. Хорошую идею сливают в беготню и малоубедительный саспенс с предательством, злой компанией и роботом. Вместо этого

    притормозить бы, задуматься, копнуть в глубины скопированного сознания, найти там баги, такой бы ураганный триллер мог получится, а может, даже ужасающий хоррор, да что угодно, хоть жестокая лав-стори об ущербности восстановленной любви. Но имеем, что имеем —

    привычного Киану Ривза в сражении за справедливость. Потерпеть скомканную завязку нам пришлось именно ради этого.

    Техническая фантастическая часть — ничего серьёзного, шлем с лампочками, шляпа с разноцветными перьями. Детали процесса трансфера сознания неизвестны. Отпечатки мозга Уильям собирает вручную, говоря греческие буквы, всякие научные слова и водя пальцами в виртуальном 3D-пространстве. В процессе вождения, как принято в недорогих фильмах, раздаются замысловатые научно-фантастические звуки, причём в напряжённой ситуации звуки становятся тревожнее. В процессе просмотра я скорректировал своё мнение о них. Подобные интерфейсы наверняка кодируют увлечённые компьютерные фрики, почему бы им не украсить скучное управление всякими прикольными пищалками, жужжалками, трещотками и свистелками? Это же наверняка очень просто, а получается весело.

    Этическая фантастическая часть мимолётна и позитивна. Рефлексировать героям некогда —или мозги протухнут, или клоны постареют.

     Уильям замедляется для сомнений всего пару раз, один из них — чтобы сделать свой выбор Софи (Софи он, кстати, не выбрал). Воскресшая Мона спросонья вскрикивает — что ты, мол, натворил — но здравый смысл берёт своё. Никаких самоистязаний и нытья типа убейте меня назад. Лучше жить репликой, чем не жить совсем. Короткий разговор в дебюте «душа vs. химия» никуда не ведёт. Персонаж Моны, на мой взгляд, удался: смотреть на неё не только приятно, но и интересно.

    Очевидно, что фильм мог быть гораздо лучше, но вообще-то он мог быть и хуже.

     Сильно злиться на него не хочется, несмотря на всё вышесказанное. Действие динамичное, тема стабильно привлекательная, Элис красивая, клоны жутковатые, Киану старательный. Можно и глянуть разок.

    Новинки ближайшего уикенда

    Небольшие перестановки в программе. На «Хэллоуин» мы идём с недельным опозданием.  Хотя подборка новинок этой  недели — что надо:

    Богемская рапсодия (Bohemian Rhapsody, 2018)

    Режиссёр Брайан с говорящей или, если точнее, поющей фамилией Сингер, представляет фильм-биографию. И даже не одного Фредди Меркьюри, а целой группы Queen. Фильм отслеживает путь группы к успеху, период полураспада коллектива и воссоединение накануне концерта Live Aid. В роли Фредди — «мистер робот» Рами Малек.

    Безумно богатые азиаты (Crazy Rich Asians, 2018)

    Ник Янг — как оказалось, скрытный молодой человек — везёт свою невесту Рэйчел Чу в родной Сингапур на свадьбу лучшего друга, а заодно познакомить её с родителями. Очень скоро выясняется, что Ник и особенно его родители не просто богаты, а безумно богаты. И, как водится, безумно богатеньким кажется, что иностранная невеста-золушка не слишком подходит для их семейства. Фильм — экранизация одноимённого романа сингапурского писателя Кевина Квана.

    Щелкунчик и четыре королевства (The Nutcracker and the Four Realms, 2018)

    Мама Клары умерла, но дело её живёт. И какое дело! Мама была лучшим в мире изобретателем и создала целый волшебный мир, в котором её дочь — долгожданная принцесса. Сказочная страна — не просто декорации, она плотно заселена сказочными обитателями, в том числе мышами и их королём — Мышиным Королём. Принцессе Кларе придётся сразиться с ним, встав под знамёна добра и справедливости.

    Утёйа, 22 июля (Utøya 22 Juli, 2018)

    Наверно, 7 лет — достаточный срок, чтобы художественный фильм о страшной трагедии не казался кощунством. Тем более, это точно не развлекательное кино. В центре драмы режиссёра Эрика Поппе — 19-летняя Кайя и её младшая сестра Эмили. Они только начали ссориться, как над островом Утёйа раздаётся первый выстрел.

    Галвестон (Galveston, 2018)

    Быстро растут чужие детки. Мы помним Эль Фаннинг вот такусенькой, а сейчас девочка уже совсем взрослая, проститутку играет. Она становится случайной спутницей беглого преступника Роя (Бен Фостер), перешедшего дорогу своему мафиозному боссу. Рою бы свою жизнь сохранить, а тут ещё придётся отвечать за чужую

    За эфиром
    За эфиром
    Новейшее
    Популярное
    Интересно