Кино-логика Дм.Белова: Крупный механизм

«Хроники хищных городов» (Mortal Engines) — это экранизация одноимённой книги Филипа Рива «Смертные машины» (Mortal Engines), первого романа одноимённой тетралогии (Mortal Engines Quartet). Имя писателя-фантаста малоизвестно русскоязычному читателю — кажется даже, что оно написано с ошибкой. Режиссёр Кристиан Риверс известен ещё меньше. Упор в маркетинге, промоутинге и рекламинге был сделан на Питера Джексона, одного из восьми продюсеров фильма. Так что же представляет Питер?

ФИЛЬМ

Хроники хищных городов (Mortal Engines, 2018)

А представляет он, что давным-давно случилась на Земле 60-минутная война с применением квантовых вооружений, и стала Земля безвидна, пуста и отравлена. Слабые умерли, сильные стали могущественными. По пустошам нового мира рассекают города, вставшие на гусеницы, колёса и даже на много-ножки. О новом порядке рассказывает такой страшный, такой хриплый, такой нечеловеческий закадровый голос, что зрителя сразу должен хватить апокалиптический угар.

«Хищный город!» — восклицает назад смотрящий, и баварский шахтёрский посёлок мобильного городского типа даёт полный наутёк. «Догнать и поглотить!» — командуют на большой палубе, и громадный хищный Лондон догоняет и заглатывает скромный городок прямо в металлическое нутро, пышащее красным. Жители Зальцхакена предусмотрительно одеты во что-то серое, запылённое и робообразное — остаётся только распределить их по потокам и разлучить с детьми.

Красным шарфиком на лице и горящим взором на нём же в покорной серой массе выделяется девушка по имени Эстер. С возгласом: «Это тебе за мою мать, Пандору Шоу!» ей удаётся пырнуть кинжалом в жизненно не важную точку бородатого лондонского командующего. Пока мобильный Скотленд-ярд собирается с мыслями, в погоню за преступницей пускается молодой и симпатичный энтузиаст по имени Том. Далее следуют откровение, подозрение, предательство и прозрение, в результате которых Том и Эстер через механический аналог прямой кишки вываливаются прямо на безвидную отравленную пустошь.

Хотите верьте, хотите нет, но в Исландии есть ещё женщины, не только Бьорк. Как минимум одна —  Хера Хильмар.

Нужна не слишком дорогая, симпатичная актриса на роль несгибаемой снаружи и доброй внутри революционерки со шрамами на лице и в душе? А вот Хера вам!

 Голубоглазая валькирия снялась в таких фильмах, как «На семи ветрах» (Veðramót), «Две птицы» (Smáfuglar) и «Горы и камни». С таким послужным списком (особенно если выкрикивать названия по-исландски) даже в Винтерфелле сойдёшь за свою, что уж говорить о полублокбастере.

Приятно в очередной раз увидеть Хьюго Уивинга — актёр хороший, но не в той лиге, чтобы выбирать себе фильмы.

Его персонаж — ужасно типичный антагонист, лицемер и бывший хороший парень (а разок убил любимую женщину — пиши пропало, все будут считать тебя плохим), взалкавший мирового господства. Роберта Шиэна в главной мужской роли тоже засчитаем за добро — это же Нэйтан Янг! Приятно и необычно слышать британское bloody в ругательствах — всё-таки в таком кино мы привыкли к американскому f.cking.

Ещё из положительного — Сталкер из Воскрешённых по имени Шрайк (чудовище с фантомными болями в утеряннном сердце, этакий железно-кожаный Дровосек прямиком из Зловещей долины) и в целом изобретательный дизельпанковский антураж.

Крупные организмы заполонили экраны, крупные механизмы встречаются гораздо реже. Ну, «Титаник», ну, Звезда смерти, но ведь редко же.

Гусеницы городов оставляют в земле исполинские пересекающиеся колеи, движущийся Лондон венчает собор Святого Павла, а Воздушная Гавань напоминает распухший головной мозг, вырванный из какого-то великана вместе с ошмётками спинного.

Теперь о не очень хорошем и о совсем нехорошем. В симпатичную коробочку кое-как, на скорую руку, набита скомканная история противостояния Мобильных и Стационарных, чуть менее чем полностью состоящая из штампов, набивших оскомину размером с Биг Бен.

Нас ждёт нескончаемая череда спасения жизней (услуг меньше здесь не бывает), последняя секунда до взрыва, предсмертные слова «позаботься о ней» (так и хочется добавить «передайте тётушке Эмми, что я не приеду на Рождество»), цветы и широченные счастливые улыбки во флешбеках о счастливом прошлом, уильямо-уоллесовское «я выдержу всё, даже смерть, пока мой дух свободен», а также эффектный каминг-аут андрогинной азиатки, управляющей чем-то похожим на гравилёт «Цесаревич».

И, разумеется, разговоры за жизнь со взятым на мушку злодеем, долго и упорно цепляющимся за свою никчёмную жизнь. Помните, как погиб Несмертный Джо в «Безумном Максе»? Ему разворотили мордаху за полсекунды. Вот так действуют современные дизельпанки, добравшись до Зла. Культ личности Пандоры Шоу совершенно необъясним, вернее, не объяснён. Мы знаем лишь, что мать Эстер была археологом, случайно нашла важный технореликт и погибла от руки сожителя.

В фильме есть едва завуалированная политическая составляющая, весьма нетипичная. О степени прозрачности вуали вопиет, среди прочего, флешка с надписью U.S.A. (пусть это всего лишь часть названия супервундервафли M.E.D.U.S.A. — нас не проведёшь).

Мобильные выглядят коллективным Западом, несущим ценности Движения на кончике «Медузы».

Супероружие, прячущееся под раскрывающимся куполом Сент-Пола, весьма символично. Стационарные называются Шан Гуо, Великие защитники Востока, скрываются за стеной, проявляют сдержанность и милосердие, протягивают руку беженцам. Майкл Мур, это ты сделал? Или ты, Оливер Стоун?

Вооружившись недовольством критиков (33% на Rotten Tomatoes) и подходящей русской аббревиатурой (ХХГ),

я собирался в очередной раз броситься на амбразуру и предостеречь вас от похода в кино, но теперь, после просмотра, категоричности поубавилось. Получился слабенький по драматургии, дурацкий, живенький и красочный янг адалт с Шиэном, Херой, гигантизмом и приключениями.

Никакое не «хэ» и не такое уж «гэ». Время убить можно. А если хотите узнать, почему люди будущего строят работающие города-самоходы, но возбуждаются от вида выкопанного ржавого тостера — читайте книгу Филипа Дика. То есть, Ривза. То есть, Рива. Наверняка он всё объяснил.

Фото: Media Rights Capital

Новинки ближайшего уикенда

Мучительные раздумья «чего бы выбрать, всё такое вкусное» привели меня на «Человека-паука» от Sony Animation. А вот другие премьеры:

Аквамен (Aquaman, 2018)

Ни слова о властелине морей от DC Comics, мы нырнём под воду через неделю. Пока что - только сухие цифры сеансов.

Бамблби (Bumblebee, 2018)

У Майкла Бэя затекли ноги в режиссёрском кресле «Трансформеров», и он подался в продюсеры. Идея рассказать отдельно о приключениях самого симпатичного автобота не выглядит безнадёжной. 1987 год. Девушка по имени Чарли приобретает на калифорнийской свалке жёлтый «фольксваген-жук», который при первой же трансформации оказывается скрывающимся от десептиконов Бамблби. Хотела Чарли найти своё место в жизни, и нашла — в межпланетной войне живых роботов.

Снежная королева: Зазеркалье (2018)

Если верить цифрам на Кинопоиске, первые три мультфильма о храброй девочке Герде и её Снежной королеве не принесли прибыли. Тем не менее, детишек порадуют четвёртой частью. Новый фильм сюжетно перекликается с «Фантастическими тварями»: волею короля Харальда волшебники поставлены вне закона и высланы в Зазеркалье. Но у Герды есть все шансы вернуть сказку в мир — ведь никто лучше неё не владеет добром и дружбой.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить