Галина Грейдане: три выставки в зимней Юрмале

В Юрмальском городском музее открылся новый цикл экспозиций. Посетителям предлагаются персональная выставка молодой художницы Наталии Маликовой «Древо жизни», работы классика латышской сценографии «Эдуард Витолс. Известное и неизвестное», а также и выставка «Интерьер и экстерьер».

Благословите женщину

ПЕРСОНА

Наталья Маликова (1983) c отличием закончила Елгавскую художественную школу и Латвийскую академию художеств, где получила степень магистра живописи (2013). Во время учёбы в академии училась в мастерских профессоров Кристапса Зариньша, Юриса Юрьянса и Нормунда Браслина. Участвовала во многих групповых выставках. Её картины находятся в частных коллекциях разных городов мира. Это её пятая персональная выставка. Живёт в Майори.

Живопись Натальи Маликовой наполнена светом и воздухом. Подходишь к картине, как к открытому окну – и вдыхаешь морской воздух Юрмалы.  Наталья  рисует только при дневном свете, и считает, что юрмальский городской музей, просто предназначен для её картин. В зале второго этажа стеклянный потолок и картины можно смотреть при натуральном освещении. Специалисты ценят её монохромные работы с философским смыслом. А зрителя притягивают яркие эффектные полотна большого формата (до 2х2 метра). В переливах голубого – картина «Покой». «Лето» в  изумрудных тонах и   обнажённая девушка — «Осень». Кстати, девушки на всех этих полотнах, своей красотой и изяществом, подчёркивают красоту природы. А, может, и наоборот. А где же «Весна» и «Зима»? Зима проходит, весна ещё не наступила, но художница обещает, что и эти времена года будут нарисованы. Искусствовед Ингрида Буране  заметила, что не стоит художественные работы Натальи тянуть за уши к каким-то стилям: «Если я вам скажу, что здесь присутствуют реализм, романтизм, концептуализм и символизм,  разве вы будете по-другому смотреть на эти работы?» И действительно, к какому стилю можно отнести собственную фантазию?

Сама же Наталья так говорит о своём творчестве.

— Я пишу, как я чувствую. Мой стиль — реализм. Хотя, мои чёрно-белые работы немного стилизованы. Я вкладываю в картины не столько академическую технику, отработанную за много лет обучения, сколько душу, любовь к жизни, к природе, к людям. Зритель это чувствует.

— А почему так много девушек на ваших картинах? 

—  Потому что  я восхищаюсь женщинами. Молодость — это всегда красиво. Что-то жизнеутверждающее, лёгкое, чистое, светлое. Но, думаю даже с возрастом, женщины хорошеют, появляется свой неповторимый шарм, мудрость.

— У вас есть модели с которых вы рисуете?

—  У меня  много подруг, знакомых, коллег. И я сама себе служу моделью. Художники издавна использовали себя в качестве модели. Зачастую в портрете написанного героя есть легко уловимое сходство с самим художником. Но вот, например, картину «Осень» я рисовала с обнажённой профессиональной модели Илзы, работающей в академии художеств.

 — Почему картины такие большие?

 —  Я непрактичный человек по жизни. Такие полотна неудобно хранить, транспортировать. Но, ведь это же красиво, эффектно! Это первый мой эксперимент, когда я берусь писать такие крупногабаритные полотна. Я рисовала для себя, мне захотелось поэкспериментировать. Самый большой критик для меня — это я.  Я очень критически отношусь к своим работам. И сейчас, здесь на выставке, какие-то ошибки нашла. Но это и хорошо, есть к чему стремиться.

Музей — это мой второй дом. Я его обожаю. Какие здесь красивые, просторные залы. Продуманное освещение. Это один из самых лучших выставочных залов, со стеклянным, прозрачным потолком, что даёт возможность созерцать картины при дневном освещении.

 — А юрмальские пейзажи вас вдохновляют?

 — Люблю, восхищаюсь природой.  Природа не перестаёт меня завораживать своей непредсказуемой простотой. Аристотель в своих писаниях высказал такую мысль, что природа, человек и вообще, что нас окружает  — произведение искусства. И я полностью с ним согласна. Конечно, жизнь порой бывает очень сурова и несправедлива.  Но, наша задача научиться преодолевать трудности и быть счастливыми. Ценить и благодарить Бога за то, что имеем. Иногда надо тянуть себя за волосы из болота. Или дать хорошего пинка самому себе. Человек только сам может изменить себя. Свой внешний и внутренний мир. Нужно искать ресурсы, бороться.

 —  Почему ваша экспозиция называется «Древо жизни»?

 — Потому, что у каждого человека есть внутренний стержень. Своё древо жизни в развитии. У кого-то оно только в начальной стадии, и он, может быть, его и не развивал. Древо жизни – это наша душа. Надо делать его сильным, крепким, чтобы его ветви тянулись к солнцу. А корни крепко держались в земле. Как мы можем помочь этому древу жизни расти? Хорошими поступками, светлыми мыслями, любовью к людям, к Богу. Это философский, может быть, придуманный мною смысл. В картине «Лето» корни у девушки на голове. Почему? А в индийской философии есть древо жизни, которое вверх ногами, то есть корни тянутся в космос, а ветви в землю. И мне так захотелось написать.

Назад в будущее

ПЕРСОНА

Эдуард Карлис Витолс (1877—1954),  в 1901 году с отличием закончил класс театральных декораций Центральной школы технического рисования Штиглица в Петербурге, специализировался также в живописи стекла. Он получил стипендию для учебы за границей, учился в Мюнхене. Вернувшись в Петербург, с 1903 по 10918 год работал сценографом  Мариинского театра.Витолс был лектором Латвийской академии художеств и в течение многих лет исполнял обязанности директора декорационной мастерской. Художник родился в Лимбажи, где два года назад в местном музее, была выставка его акварелей).

На сцене Латвийской национальной оперы идёт возобновлённая постановка 1925 года оперы Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй», с оригинальной сценографией и костюмами  известного латвийского сценографа Эдуарда Карлоса Витолса. (Ближайший спектакль 25 января). Уникальная выставка «Известное и неизвестное», посвящена Витолсу и приурочена к столетию Латвии и Латвийской национальной оперы.

Эдуард Витолс с 1918 по 1935 год был сценографом нашей оперы, где создал декорации для множества оперных и балетных постановок. На выставке можно увидеть его эскизы к декорациям спектаклей – это фейерверк цвета и фантазии, что уже редко увидишь в работах современных сценографов.

Кроме  сценографии, Витолс занимался живописью (масло,акварель, темпера), иллюстрировал книги, разрабатывал эскизы ювелирных украшений и мебели.

На выставке можно увидеть также  его акварели и  поиграть в режиссёра-постановщика на интерактивном макете оперной сцены, созданной  Иварсом Новиком.

Предлагается, что очередная выставка в Юрмале будет посвящена прикладным работам художника. Витолс последние 30 лет жил в Дзинтари, где сейчас по адресу улица Кемери, 23 установлена ​​мемориальная доска, созданная скульптором Янисом Струпулисом.

Скромный отблеск голландцев

Жанр, представленный  в каминном зале музея, на выставке «Интерьер и экстерьер» развивался и стал популярным в 17 веке, в Голландии.  Здесь работы из коллекции музея (в которую входит и часть собраний довольно знаменитого коллекционера искусства Мартиньша Порманиса). Выставка дополнена также работами художников из рижской галереи «Екабс».

На стенах зала  картины и графика латвийских, российских и немецких художников, изображающие домашние сценки в интерьерах, внешний вид и отделка которыххарактеризует определенный стиль. Работы, представленные в экспозиции, относятся к 18-20 столетиям.

Любопытна работа латвийского художника Раймонда Шишко, который написал в начале ХХ века графа Калиостро в Елгавском замке. Художник Христиан-Альберт Вортман, мастер репродукционной гравюры (учился и работал в Германии и Санкт-Петербурге) изобразил  в начале 18 века библиотеку в Санкт-Петербурге. (Кстати, оттиски гравюр Вортмана на современном антикварном рынке достаточно редки). Самая  ранняя работа в  экспозиции, это работа 18 века немецкого автора Иоганна Георга  Вилле. Тогда было принято, что знаменитые картины художников перекладывались на разные графические техники. За прообраз он взял картину  знаменитого голландского художника 17 века  Геррита Доу. Это графическая работа в технике офорта. Мы, как  бы заходим вглубь помещения, из окна которого на нас смотрит женщина. Посмотреть на Старую Ригу можно глазами художников 20 века Валентина Степанова и Альберта Бенуа. Православную церковь в Мадоне изобразил Валерий Байда. В экспозицию включена мебель из  хранилища музея. А также портреты, которые являлись в прошлые века  частью интерьера.

Выставки Натальи Маликовой «Древо жизни» и  «Эдуард Витолс. Знакомое и незнакомое» будут работать до 10 февраля, «Интерьер и экстерьер» — до 17 марта. Вход бесплатный.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно