Андрей Шаврей: «Трое на качелях», два часа в камерном резервуаре

Постановка пьесы Луиджи Лунари «Трое на качелях» в театре Дайлес — это как раз тот случай, когда идешь на премьеру, как на работу, ничего особенного не ожидая. А впечатление неожиданно превосходит ожидания – причем, по всем «фронтам».   

Начнем, казалось бы, с самого «простого» — с режиссера. Им стал Николай Коробов, которого многие помнят как артиста Рижского Русского театра (тогда еще Русской драмы), однако уже достаточно много лет назад он убыл в Москву, закончил ГИТИС, работал в театре Николая Губенко «Содружество актеров на Таганке». Превращение артиста (симпатичного такого, как мы помним) во вполне состоявшегося режиссера, каковым обычно становятся после сорока лет – это еще тот сюрприз.

Скажу совершенно откровенно: зачастую приходишь на постановку известного режиссера и видишь, как он старается (бывает, что уже и не старается) что-то придумать, как-то «оживить» постановку, а потому придумывает что-то совершенно ненужное, «мимо»… Такое бывает. А бывает как сейчас – приходишь в театр, и все вдруг идет как по маслу, даже удивляешься.

Здесь есть главное для режиссера – выбор артистов, сценического материала и обрамление всего этого. Начнем с артистов, глядя на которых понимаешь: вот как раз тот случай, что если бы они попали в Голливуд, то лет через пять они бы летали на личных самолетах, а по родному городу изредка бы перемещались пешком с охранниками, которые бы отгоняли назойливых просителей автографов. Я не утрирую.

Тут совершенно обаятельный, и чувствуется, что способный на невероятные театральные достижения молодой артист Каспар Зале, играющий роль Профессора и чем-то напоминающий юного Ивара Калниньша, начинавшего, кстати, именно здесь, в Дайлес.

Здесь прежде незнакомый мне молодой  артист Артур Дицис, который в роли богобоязненного предпринимателя выделывает такие фортеля, что невольно напрашивается сравнение, например, с таким мастером классической «комедии положений», как Андрей Миронов (да-да, я не оговорился).  

Здесь и представитель уже среднего поколения артистов Дайнис Гайделис в роли бравого капитана, который своим солдафонством и при этом совершенно обезоруживающей тебя простотой чем-то напоминает Михаила Козакова в «Здравствуйте, я ваша тетя».

Ну, и как мощный довесок ко всему этому – сексапильная  Лелде Дреймане. В роли Женщины в разных ее воплощениях.

Что до сценического материала, то он для меня, но думается и для других тоже, интересен в данном случае наиболее всего. Это «мистическая комедия» итальянца Луиджи Лунари. Умер в августе этого года в возрасте 85 лет, являлся живым классиком итальянской драматургии в ее привычном, но при этом столь своеобразном восприятии.

Как водится, здесь все начинается с того, что в одном месте и в одно время (в помещении, напоминающем офис в административном центре, с тремя входами) сталкиваются  трое мужчин – те самые Профессор, Предприниматель,  Капитан. Адресов три, но каждый из них приводит почему-то именно сюда. Каждый пришел со своей целью – тот же Предприниматель, который потом будет бегать в семейных трусах с Библией в руках, пришел явно в салон на интимное свидание с красоткой.

Я так и воспринял это начало, как веселую итальянскую комедию, которая вот еще и снабжена с самого начала весьма милыми танцами в действительно отличной, а не надуманной хореографии Эгии Абаровичи – уже изначально кажется, что каждое движение актера здесь обдуманно и рассказывает тем, кто понимает искусство движения, о том, что произойдет…

Все начинается как комедия положений, но в середине пьесы неожиданно и артисты, и зритель буквально проваливаются в неизведанные бездны подсознания, религии – все это, разумеется, с юмором… Но только на полном серьезе начинаешь понимать, что такое жизнь, а что такое смерть, что здесь в шутку, а что всерьез. Например, само название «Трое на качелях» — это отсылка к знаменитой «Двое на качелях» Уильяма Гибсона, или как?

И понимаешь, что эта комната, в которой Капитан в исполнении Гайделиса ну потрясающе рассказывает ну очень долгий, минут на десять, анекдот (отдельная история!), в которой мечется набожный Предприниматель, в которой пьет коньяк из горла Профессор – это настоящее Чистилище, а уж там сам Всевышний пусть разбирает, кого в рай, а кого в ад.

И роль Всевышнего тут дана Женщине.

Да, весьма важный момент: и теперь представьте, что вся эта история разыгрывается не в большом зале Дайлес. И даже не в малом. А в камерном на третьем этаже театра – тут артисты действительно на расстоянии вытянутой руки, ты проживаешь всю эту мистику (а может, это и не мистика вовсе?) вместе с ними в этой загадочной комнате.

Эта Женщина в результате выйдет вся в черном и с черной розой (костюмы Лиене Ролштейны), символизируя Смерть, хотя в конце она окажется… простой уборщицей. И может, это просто приснилось? Или эффект веселого похмелья? Тут действительно полно мистики. Например, здесь есть волшебный холодильничек, который сродни заветной комнате в «Сталкере» Тарковского – он тебе по одному только желанию выдаст то коньяк, то вино, то… горячий шоколад.

Нет, вы понимаете  — горячий шоколад из холодильника?

И это не просто какая-нибудь уже привычная чеховская история про «скелеты в шкафу», это вполне такая серьезная современная история нобелевского уровня. В конце концов, коллега Луиджи Лунари, коммунист Дарио Фо получил в 1997-м Нобелевскую премию по литературе. Так вот Лунари ее заслуживал в таком случае не меньше, чем Дарио Фо! Жаль, Нобелевку не дают посмертно.

Впрочем, если верить во всю эту фантасмагорию, то Луиджи Лунари, памяти которого посвящена эта постановка, все это увидел. Во всяком случае, на премьере его дух витал.   

И вот всю эту историю «собрать в кучку», а потом разыграть без натянутостей, с необходимым ритмом и напряжением, без лишних эффектов – это заслуга режиссера. Что для многих, наверное, самая большая неожиданность.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно