Разделы Разделы

Андрей Шаврей: памяти совсем не мягкого артиста Андрея Мягкова

Утром позвонила коллега с телевидения и спросила: «Ты всех видел, а вот Андрея Мягкова?» — «Да, видел, а что случилось. Умер?» Увы, замечательный российский актер театра и кино Андрей Мягков скончался на 83-м году жизни. И мне с коллегами удалось его увидеть — краем глаза, что для журналиста, как известно, редкая удача.

Я не знаю, почему Андрей Васильевич избегал интервью. Причем избегал категорически. Пожалуй, интервью на Первом канале в честь его 80-летия — вот и все. Если вдруг найдете с ним беседу, считайте, что вы обладатель бесценного раритета. Он, судя по всему, был в некоторой степени философом и отшельником (кстати, писал детективы и картины), всю жил только с одной женщиной, актрисой МХАТ Анастасией Вознесенской, которую широкая публика помнит по блистательному исполнению директора рынка в бессмертном «Гараже» Эльдара Рязанова.

Возможно, в том и отгадка. Вот перед вами потрясающая актриса Вознесенская, которую помнят, как «директора рынка». Что до Мягкова, то моментально вспоминают, разумеется «Иронию судьбы или С легким паром» и «Служебный роман».

Я все-таки немного знаю душу артистов и понимаю, насколько для них такое восприятие мучительно. Поэтому я понимаю Андрея Мягкова, который пробежал мимо меня по жизни тенью — в буквальном смысле.

Это было весной 1995 года, когда приехал в Ригу МХТ им. Чехова. По нынешним временам сенсация. Конечно, и тогда это было событие, но прежде всего для самих артистов, которые совсем не шиковали, а тут вдруг наконец-то гастроли в Европу. И событие для публики, конечно. Но

все было достаточно скромно — несколько спектаклей на сцене Дома Латышского общества (совсем не пафосная сцена для такого великого театра).

Это при том, что тогда приехал и руководитель театра Олег Ефремов, и великий артист Вячеслав Невинный, у которого я даже смог спокойно взять интервью, сидя у входа в обыкновенную столовую юрмальского санатория «Яункемери». И отлично помню, как все великие артисты и рижские журналисты потом ехали в большом автобусе в Ригу, на спектакль и пресс-конференцию, на которой выступали все приехавшие артисты, а вот Мягкова на той встрече с журналистами — не было. Хотя он тоже приехал.

Уже шла пресс-конференция в большом зале Дома Латышского общества, когда позади скрипнула большая массивная дверь. Это Мягков заглянул в зал посмотреть, где его товарищи. Кажется, Ефремов или Невинный воскликнул: «Андрей, иди к нам!» Мягков, увидев журналистов, молча повертел голову в знак отрицания (ну, почти как его герой «Гаража», молчавший в знак протеста) и исчез, хотя

за ним побежала молодая журналистка с просьбой интервью. Мягков был категоричен. Ну, почти как гений танца Барышников, честное слово.

Думаю, причиной такого поведения было и то, что только знающая публика хорошо знает его по роли Алеши Карамазова в картине Ивана Пырьева «Братья Карамазовы», а она в его жизни (не только в театральной и «киношной», но вообще в жизни) была магистральной. Даже если взять его комедийные роли, то и тут все не очень справедливо сложилось. Да, сыграл он отлично Лукашина и Новосельцева в фильмах Рязанова, но даже эти легендарные фильмы, на мой взгляд, не показали, насколько отточенным у него был именно комедийный дар.

Но такой фильм, кстати, есть. Он считается не очень удачным, но вот Мягков там был великолепен и открылся совершенно грандиозно. Это последний фильм мастера советской комедии Леонида Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-бич опять идут дожди». Кажется, это был просто какой-то бенефис Мягкова.

Смотря впервые тот фильм, я купился на шутку Гайдая и Мягкова, не узнав в главаре «русской мафии» (он же пьяница в ресторане, он же Ленин, он же Сталин, он же Хрущев, он же Брежнев) Мягкова. «Привет, Артист!», — говорит ему в конце герой Харатьяна. «Да, я Артист!», — говорил герой Мягкова, постепенно снимая грим.

Только театралы знают потрясающий «послужной список» только тех ролей, которые он сыграл в МХАТе, куда он пришел в 1977-м.  Треплев в «Чайке» Чехова, Зилов в «Утиной охоте» Вампилова, Лебедев в «Иванове» Чехова, Войницкий в «Дяде Ване» Чехова, Репетилов в «Горе от ума» Грибоедова, Мисаил в «Борисе Годунове» Пушкина, Кулыгин в «Трех сестрах» Чехова, пастор Мандерс в «Привидениях» Ибсена, Бессеменов в «Мещанах» Горького (кстати, это постановка Кирилла Серебренникова в 2004-м).

Действительно — Артист! Именно с большой буквы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить