Андрей Шаврей: «Моя прекрасная леди» по-сигаловски - расслабьтесь, но не сильно и вот тогда...

Свой 136-й сезон Рижский русский театр им. М.Чехова отметил нарядной (во всех смыслах) премьерой «Моей прекрасной леди» в постановке именитого российского хореографа (все же прежде всего хореографа) и талантливого режиссера Аллы Сигаловой. На пост-премьерный классический вопрос «Ну, как тебе?» у меня есть однозначный ответ: «Это скорее хорошо, чем плохо». Но можно и поподробнее.

Задача перед Сигаловой была поставлена достаточно ясно и просто - надо было поставить спектакль, который, как минимум, привлек бы внимание местного зрителя не на один и два сезона. Задача, впрочем, актуальная - сколь бы не был хорош спектакль, в нашем репертуаре редки «долгожители» (зрительская аудитория достаточно узка). Если спектакль держится три сезона - это отличный результат. Так что логично, что выбор режиссера пал на классическую «Мою прекрасную леди», в основе которой одноименный знаменитый мюзикл Фредерика Лоу и бессмертный голливудский кинофильм. Но, что важно, с добавлением основного материала - бессмертного «Пигмалиона» Бернарда Шоу.

Подобный ход хорошо сработал с одной из предыдущих постановок Аллы в Рижском русском театре - это была «Ханума» Цагарели. И надо сказать, то был смелый ход - ставить свою версию после «Ханумы» Георгия Товстоногова. И тот ход был удачен. Увы, меньше оказался востребован следующий рижский спектакль Сигаловой – «Любить» по Виктории Токаревой...   

«Моя прекрасная леди» - вариант беспроигрышный, уже само название давно стало нарицательным. И все это надо только поставить заново и профессионально, насытить чем-то свежим. В общем, сделать «апгрейд», но не опускаясь до обыкновенного «римейка». То есть, задача и легка, и трудна одновременно.

Это все на заметку тем критикам, которые удивятся, а что это вдруг Сигалова снизошла до такого «привычного» материала. Впрочем, сам Алла Михайловна перед премьерой сказала, что хочет в данном случае отойти от привычного авангардизма-новаторства и погрузиться в чистую и светлую эмоцию, которая в материале Шоу-Лоу (в мюзикле автор либретто Аллан Джей Лернер) изначально присутствует.

Хотя в «Пигмалионе» Шоу, созданном еще задолго до киноверсии, в 1912 году, психология преобладала. И, забегая вперед, замечу, что во втором акте нынешней постановки Сигалова этот момент не упустила, не отвлекаясь лишь на музыкально-танцевальную составляющую знаменитого произведения. Страстное выяснение отношений между Генри Хиггинсом и созданной им леди Элизой Дулиттл - это истинный театр, «театр военных действий», в которой сталкиваются мужское и женское.

И здесь сразу же стоит заметить отличную игру исполнителей двух главных ролей. Александр Ивашкевич из Русского театра Эстонии в роли Генри Хиггинса - артист явно не провинциального масштаба. И это только деталь, что его умение танцевать степ тут очень пригодилось. Главное - он умеет сочетать «в одном флаконе» трагическое и комическое, а это удел достаточно больших мастеров. А исполнительница роли Элизы Наталия Живец явно вписала в свою личную творческую биографию одну из самых удачных ролей - здесь истинное перевоплощение из захудалой продавщицы фиалок, неграмотно кричащей: «Фиялки, фиялки!» в ту самую леди.

Очаровательный Максим Бусел в роли влюбленного в леди Элизу Фредди - он еще и отлично поет. Но... леди выбрала многоопытного Хиггинса - один из основных психологических стержней данной постановки.

А остальное - это уже «барочные украшения», без которых такая праздничная постановка, общем-то, немыслима. Потрясающие костюмы Кристине Пастернак - это уже изначально музейные экспонаты! Сценография выдающегося грузинского художника Георгия Алекси-Месхишвили (он работал с Сигаловой и над «Ханумой») - великолепное умение вместить на небольшую сцену (и при этом минуя обильные бюджетные вливания) максимум роскоши, когда сценография преображается из дома Хиггинса (обилие книг и две лестницы, ведущие ввысь) в дом его матери (актриса Ольга Никулина), а также в залу, где проходит светский прием. Настоящий театр.

И вот светский прием в начале второго акта - это, как говорится, «ваш выход, Маэстро!». Танец в хореографии Сигаловой - отдельный номер с изломанными по-сигаловски движениями рук и тел артистов. В красивое театральное ожерелье вплетена настоящая жемчужина.

Но есть и жемчужинки в виде служанок Хиггинса, которых совершенно без слов играют Татьяна Лукашенкова и Елена Сигова, еще тот дуэт! Уж не говоря о Веронике Плотниковой, которая предстала в совершенно непривычном для театралов образе экономки Хиггинса миссис Пирс – поначалу актрису даже не узнать, если только по голосу. Интересен Алексей Коргин в роли пьянчужки Альфреда Дулиттла и его «вечно пьяные» компаньоны в исполнении Вадима Гроссмана и Игоря Назаренко.

Перед нами вечная история о постижении красоты и идеала. Для тех молодых, кто с этим классическим материалом ознакомится впервые, данная версия однозначно вызовет восторг. А у опытных театралов она вызовет ностальгические чувства. И чувство глубокого удовлетворения, потому что известный всему театральному миру материал можно представить по-новому, без пошлости и... элегантно - вот именно то слово.

Можно и покритиковать. Например, роль Пиккеринга в данной постановке как-то совсем ушла на второй план. Впрочем может, так и надо?

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно