Андрей Шаврей: мы говорим слово «Музей» — подразумеваем здание на улице Кр.Валдемара

Времена странные, неспокойные, пандемийные. Выходишь из дома — в лучшем случае в магазин. Вместе со мной выходит и соседка, живущая двумя этажами выше, известная латышская художница Лайма Эглите. Она уже в возрасте, из дома выходит редко, а тут вышла — и мимо магазина. «А вы куда, если не секрет?» — «Я в Музей!» И мы сразу поняли друг друга.

На время чрезвычайной ситуации, продленное до 11 января (как хочется надеяться, что не будет продолжения, но это ведь и от нас зависит!) правительство Латвии все-таки оставило открытыми музеи. И насколько значимы для нас музеи, понимается сейчас особенно четко. Как говорится, мы не замечаем счастья, когда оно рядом с нами, но стоит ему исчезнуть, то сразу понимаем, что для счастья не хватает иногда самого малого.

Так что совершенно реальным, а не из какого-нибудь художественного кино, является следующий факт. В июне, после трех месяцев первой чрезвычайной ситуации (тогда храмы искусств были закрыты), открылся Латвийский Национальный художественный музей на Кришьяня Валдемара (это он и есть «Музей», и при упоминании этого короткого слова знающие сразу понимают, о каком именно идет речь). И как рассказала потом директор Музея Мара Лаце,

среди первых посетителей была женщина, которая пришла с цветами и со слезами на глазах: «Я так ждала этого дня!»

Сейчас музей открыт. Хотя экскурсии отменены — только индивидуальные посетители, за исключением «членов одного домашнего хозяйства» (то есть приходить можно всей семьей). Правда, каждый посетитель старше семи лет в обязательном порядке должен использовать защитную маску. Как рассказала пресс-секретарь Музея Наталья Суюншалиева, в просторном здании одновременно могут находиться 92 человека — при расчете не менее 10 м² на одного посетителя. Разумеется, дистанция в два метра обязательна. Так что милости просим в Музей, который работает ежедневно, кроме понедельников, с 10 до 18, по пятницам до 20, а в субботу и воскресенье до 17.

Сейчас здесь, помимо основной экспозиции, открыты три выставки. В частности, до 21 февраля можно посмотреть экспозицию «Неприрученные души. Символизм в искусстве стран Балтии» — масштабный проект, родившийся на свет к столетию трех стран. Выставка два года назад была представлена в знаменитом музее Орсе в Париже. Здесь одна из икон латвийского изобразительного искусства — дама с мартышкой Яниса Розенталя, работы знаменитых латышских художников и скульпторов Вильгельма Пурвитиса, Йоханна Валтера, Рихарда Зариньша, Густава Шкилтера, Теодора Залькална, Петериса Крастиньша, Сигисмунда Видберга, от Литвы — великий Микалоюс Константинас Чюрлёнис, Фердинанд Рущиц, Пятрас Калпокас, Станислав Яроцкий, от Эстонии – Кристьян Рауд, Оскар Каллис, Конрад Вильгельм Мяги и другие.

Тут стоит припомнить мой первый осознанный культпоход в Музей. Перед этим были обязательные («добровольно-принудительные») экскурсии еще во время обучения в средней школе. А

в конце девяностых годов прошлого века с нашим известным фотохудожником Юрисом Куприяновсом я проходил мимо Музея, и он совершенно неожиданно предложил: «А давай зайдем!» И мы гуляли по основной экспозиции около часа. Никогда не забуду Юриса, стоящего у простой такой работы Пурвитиса «Дорога в Резекне» и тихо восклицавшего: «Она же летит, летит!» Дорога в Резекне — летит!

До 24 января на четвертом этаже Латвийский центр современного искусства представляет выставку «Я помню, следовательно, я существую. Ненаписанные рассказы: архивы художниц», в центре которой работы Рита Эйнберга и... та самая Лайма Эглите, соседка... А также Майя Элиасе, Мудите Гайшевска, Рута Крейца, Раса Калниня-Гринберга, Ольга Неймане-Катенева, Марта Тректере, Эвита Гозе, Раса Янсоне, Лилиана Пискорска (Польша), Анни Пуолакка (Финляндия).

А на самой вершине музея — в купольном зале — до 7 февраля Латвийский центр современного искусства показывает международную выставку «Неудобное прошлое. Связанные миры», посвященную художественному наследию ХХ века, в которой принимают участие художники из стран Балтии, Украины, Польши, Чечни, Финляндии и Нидерландов — Аслан Гойсум, Яна Кокко, Куинси Гарио, Лия Достлиева, Андрий Достлиев, Паулина Пуките, Уло Пикков, Вика Экста, Зузанна Херцберг.

Хорошее завершение обычного путешествия — кафе, летом тут на террасе с видом на парк
Эспланада хорошо сидеть с чашечкой кофе. Но... до лета с тем кофе еще дожить надо. На выходе из «Музэя» встречаю нашу известную художницу Иеву Илтнере, с которой здороваюсь: «Добрый день. Очередная галерея?» Иева улыбается глазами.

Тут надо расшифровать одну историю. Что для нас в обычное, мирное время музеи? Это бесконечные открытия выставок, на которых собирается весьма разношерстная публика, весомая часть которой, скажем прямо, моментально исчезает после того, как заканчивается свободный налив вина. «Бывают странные сближенья» —

в начале тысячелетия я встретил Иеву и ее супруга совершенно случайно в одном музее. И удивились, встретив друг друга, а я сказал: «Очередная галерея?» И она улыбнулась. Это было в «Эрмитаже» в Санкт-Петербурге, кстати...

Ну что дальше? У главного Музея страны есть филиалы — «Рижская биржа» и Музей дизайна и декоративно-прикладногого искусства в Старой Риге, музей-квартира Романа Суты и Александры Бельцовой... И вообще в Латвии много музеев — так что используйте момент. А то вдруг пандемия закончится, и нам опять будет не до музеев!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить