Андрей Шаврей: «Лаборатория чувств» в Русском театре превратилась в «игру в классики»

Малый зал Рижского русского театра им. М.Чехова. В зале по обе стороны около ста зрителей, в центре круглый стол с пустым пространством в нем, где в самом начале сидит артист и дегустирует мороженое. Так начинается премьерный моноспектакль «Драгоценные камушки жизни» в постановке Резии Калнини.

Начать стоит с того, что этот чуть более, чем часовой спектакль идет в двух версиях — днем его играет Анатолий Фечин, а вечером недавно пришедший в труппу театра артист из Беларуси Иван Стрельцов. Версии отличаются хотя бы тем, что Анатолий на десять лет старше. А переводчица пьесы, заведующий литературной частью театра Лина Овчинникова сразу же сказала, что автор произведения, драматург из Великобритании Дункан Макмиллан рекомендовал адаптировать действие к той стране, где играется пьеса, и к исполнителю роли.

А это уже несколько предпосылок для самой настоящей игры в классики. Ну, вы помните: Хулио Кортасар и его бессмертный роман «Игра в классики», который можно читать двумя способами — классическим (с начала до конца) и новаторским (с начала, а далее по указателю в конце каждой очередной главы — вы уходите сразу же в финал, возвращаясь в середину и т.д.).  

С одной стороны, этот моноспектакль может показаться классическим стендапом, во время которого артист в относительно свободной форме разыгрывает нечто похожее на сеанс психотерапии. Герой пьесы — человек тонкой душевной организации, и психотерапевтами для него становятся сами зрители. Например, Иван Стрельцов (я смотрел спектакль с его участием), рассказывая историю жизни своего героя и в чем-то часть жизни своей, подходит к одной из зрительниц и предлагает ей стать своей учительницей, которая должна снять туфлю и надеть снятый чулок на правую руку. Зрительница оказалась достаточно послушной — все так и сделала.

«Хочу, чтобы вы стали моим папой!», — говорит вдруг артист и подходит к обычно непокорному редактору известного портала, который сразу же соглашается (в конце концов, действительно в отцы годится). Начинается сценка — и смех, и грех. Правда, редактор сыграл хорошо, потому что мало кто знает, что некогда он был главным охранником Латвийской Национальной оперы, а перед этим и администратором московского театра Георгия Буркова «Фавор», так что... Можно было бы подумать о засланном казачке из зала, но это точно не так. Как мало мы о друг друге знаем.

На следующий день папой или мамой был уже кто-то другой. Все происходит по желанию артиста, который «драгоценными камушками жизни» называет свои самые любимые вещи, он их нумерует. И начинается все с номера один — мороженого. У каждого зрителя карточка с названием очередного «камушка». У меня был номер 316 с фамилией и именем «Зинедин Зидан» (ну, я-то знаю, что это великий французский футболист, жаль, что не похож). В целом этих «камушков-желаний» под миллион. Среди них всё — от желания назначить свидание до того, что хочется найти парикмахера, который сделает тебе фризуру так, как ты хочешь, а не как он сам (проблема, как видим, интернациональная).  

Моноспектакль является таковым относительно, потому что несколько раз в действие вливается и рисующая загадочные картины и раскладывающая их на столе с самого начала, как пасьянс, художница Кристине Кутепова. Но она безмолвна. Правда, танцует с главным героем, который любит музыку Рэя Чарльза. И кто она для него — любовь или покончившая с собой в гараже «мужским способом» мама?

Спектакль короткий, и мы будем здесь коротки. Как известно, у всех нас есть проблемы. Считается приличным не изливать душу каждому встречному, а «держать лицо» или ходить к психотерапевту. Мы не в США, где чуть ли не у каждого есть свой личный психотерапевт. Что делать с проблемами? Резия Калниня считает, что стоит быть открытыми, откровенными и предлагает озвучивать свои желания вслух в ритме игры, стараясь аккуратно не загружать друг друга. В театре это возможно. И в театре это сейчас скорее получилось, чем нет.

Не с каждым, но получилось. Было интересно смотреть на зрительницу напротив, которая психологически была закрыта, скрестив руки на груди. У нее сложная судьба, я знаю. В конце концов, потерять прекрасного сына в самом расцвете лет никому не пожелаем. Обаятельный и умный артист Стрельцов что-то почувствовал — ее интеллигентно не задевал ни психологически, ни физически. Хотя каждый зритель, могущий стать в данном случае артистом, находится на расстояния вытянутой руки.

Легкий и как бы незатейливый рисунок спектакля (минимальная сценография и артистическое наполнение) действительно похож на небольшой сеанс психотерапии. И пусть на следующий день здесь же будут другие папа, мама, любимая девушка, но желание быть добрыми и открытыми вас после этого спектакля посетит. И вы станете ценить «драгоценные камушки жизни». Можно, кстати, начать с мороженого.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить