Разделы Разделы

Андрей Шаврей: «Кто убил Анну?», Каренину то есть. Ну, не поезд же!

В «Театре на улице Гертрудес» состоялась премьера спектакля «Кто убил Анну?» в исполнении московской актрисы Марины Васильевой. В ее пересказе за час вы узнаете основные подробности толстенного двухтомника Льва Толстого «Анна Каренина». Давно я, как и весь зал, так не смеялся.

Впрочем, поскольку спектакль короткий, то и я не буду тут растекаться мыслью по древу.

Итак, перед нами проект Евгении Шерменевой, в рамках которого уже был рижской публике представлен спектакль «Война еще не началась». И «Война…», и «Анна…» будут продолжать показываться на рижских сценах – рекомендую, следите за рекламой.

Режиссер нынешнего спектакля Алексей Розин – из студии недавно ушедшего из жизни замечательного театрального педагога Дмитрия Брусникина, там же была замечена и сама Марина. Оба, кстати, успели сняться в фильме Андрея Звягинцева «Нелюбовь». И вот теперь «Кто убил Анну?»

Жанр – storytelling. То есть, вам действительно рассказывают историю.

Причем, в изложении Марины она такая глубокая, что хоть сам роман Толстого, прости Господи, не читай. Да и кто из основной публики помнит основные подробности романа? С этого актриса и начинает спектакль, спрашивая публику, каковы основные герои романа? Публика на премьере была вроде образованная, присутствовали студенты Латвийской академии культуры. Но только из-за смущения или все же забывчивости, публика реагировала вяло: ну, Анна… ну, Каренин… Да Вронский, конечно же!

Я выкрикнул на всякий случай: «Левин!» Но мог бы и не выкрикивать, потому что этот герой в данном спектакле не фигурирует, да и у самого Толстого его линия стала «романом в романе». Так что Левина вычеркиваем и приступаем выяснять, отчего умерла Анна.

Марина рассказывает и, что важно, анализирует основные поворотные линии бессмертного сюжета – зал, извините, ржет. Потому что анализирует не просто с точки зрения какого-нибудь Фрейда, а с точки зрения читателя нынешнего дня. Например, с точки зрения поклонника «Любовь живет три года» Бегбедера, в котором доходчиво объясняется, что страсть-любовь – результат химических реакций в двух организмах. Ну, собственно, столько роман у Карениной и Вронского и продлился.

Не будем углубляться в подробности этого короткого и быстрого, как пуля, и захватывающего, как иронический детектив Иоанны Хмелевской, спектакля – скажу только, что его стоит увидеть и насладиться отличной игрой актрисы.

Взглянуть на великий роман глазами нынешнего человека. Ужаснуться – как так, развестись в XIX веке была большая сложность, оказывается, Так вот где собака порылась, оказывается.

Ну уж похвастаюсь. Как бы. Актриса спрашивает, рассказывая о «букетно-конфетном периоде» Вронский-Каренина. «Сколько вы можете ждать до самого момента соединения душ и тел!» Зал молчал, хотя актриса настаивает, что это не моноспектакль, ей очень важны ремарки со стороны зрителей. И их воображение. Из второго ряда раздался возглас: «Всю жизнь!» — «Ой, кто это сказал?» Короче, я  сказал! И втянул голову в плечи и пригнулся. Актриса сказала: «Браво!» И доложила, что только от момента знакомства до того, как Анна положила руки на грудь возлюбленного (но ничего более) прошел год. И это еще маловато будет по меркам позапрошлого века.

Кратко – Анну убил, разумеется, опиум, который она активно дегустировала в деревне. Ну, а что в деревне светской даме еще делать? Книжки читать, что ли? Ее убила скука, да и Вронский скучал. Немного развлекла Италия, конечно… А вообще ее убило и это страстное увлечение первым попавшимся красавцем (хотя по Толстому не таким уж и красавцем), а как иначе, если всю первую поездку в поезде она провела в купе с его матерью, старой графиней, а та прожужжала все уши Анне, какой у нее очаровательный сынок.

Скука, опиум и жуткий сон Анны с неизвестным страшным мужчиной, который, по версии  Марины, вполне напоминает фрагмент из сочинения философа Клариссы Эстес «Бегущая с волками». Вот они, подстрекатели!

Ну, а уж поезд-убийца – уже как следствие. Сцена финальная сделана коротко и классно! Главное, что публика, погружаясь в неведомое посмертное, услышала последние слова Анны: «Господи…» Это верное замечание актрисы. Так что у героини еще есть шанс быть прощеной Всевышним.

Но я не о том. Короче, Юрий Соломин бы все это дело проклял. Почему я вспомнил легендарного худрука АКАДЕМИЧЕСКОГО Малого театра РФ? Просто в 1997-м приехала к нам его труппа. В президиуме пресс-конференции — Быстрицкая, Соломин... И вот Юрий Мефодьевич (ну вы знаете его, его сдержанную манеру) говорит, еле слышно: «Недавно на улице увидел афишу: «По мотивам Чехова, спектакль «Отчего стрелялся Константин?» И тут великий Соломин возопил на весь зал «Рэдиссона»: «Какое ваше собачье дело?!!»

Наше, наше это дело, Юрий Мефодьевич, современное. А то когда еще в наш век космических скоростей двухтомный «роман тискать»?

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить