Андрей Шаврей: Королевские игры и интриги Сергея Голомазова в Рижском русском театре

В Рижском Русском театре им. М.Чехова состоялась премьера спектакля по пьесе Роберта Болта «Да здравствует Королева, виват!» Постановка художественного руководителя труппы Сергея Голомазова. И я обязательно пойду на этот спектакль еще раз — потому что он преотличнейший, как раз вовремя, а также потому что...

В общем, буду писать «правду, правду и ничего кроме правды». Если эта публикация и сродни классической рецензии, то в действительности это «полурецензия». Поскольку посмотрел, честно скажу, только второй акт. Так исторически сложилось. Дело в том, что

спектакль длинный, с антрактом идет более трех часов, а поэтому администрация решила в выходные дни начинать показ не в 19.00, как обычно, а двумя часами ранее... Я пришел как раз к семи вечера, как раз к концу антракта. И... началась интрига.

Умная администратор предложила мне выбор: или идти сейчас, ну или... в следующий раз. Я присел, тут как раз раздался звонок, зовущий в партер. Я решил идти. В конце концов, второй акт в спектаклях обычно ставит все точки над i, а история отношений и противостояния двух королев (и двух кузин, кстати) — Елизаветы Первой и Марии Стюарт — более-менее известна. Опытный театрал никогда не забудет, кстати, давнишний спектакль в Московском театре им. Маяковского, где в этой же пьесе играла великая Татьяна Доронина. Причем, в разных версиях она играла сразу двух этих королев.

В партере меня встретил опытный театрал, столько видевший на своем веку, что ему уже ясно все с первого взгляда, и сидеть три часа подряд для него — это уже мука, а тут он вдруг остался. «Ой, тут такое, такое происходит!» — заинтриговал он. И тут выключился свет.

Сценографию Михаила Краменко я оценил сразу — минималистская, разделенная пополам и расцвеченная красным с одной стороны и синим — с другой (цвета гербов двух королев, если не ошибаюсь). Она еще и вертится вокруг своей оси, в нужные моменты ее элементы разбираются — все в такт сюжету, который полон душераздирающих интриг. 

Главная интрига здесь — уничтожение Елизаветой своей родственницы Марии Стюарт, о которой широкий зритель знает одно: ей отрубили голову на гильотине. Ну, еще есть «стишки» Иосифа Бродского про Марию Стюарт о том, что для своего поколения «ты была просто...» (далее нецензурное слово на букву «б»). Гораздо меньшая аудитория знает, например, что Мария перед тем, как попасть на эшафот, долгие годы сидела в заточении.

Ну, нормальный такой «домашний арест», ей даже положен секретарь (артист Юрий Кушпело), можно даже письма писать и подарки сыну посылать (их на сцене будет целая корзина), другое дело, что мелкий чиновник в исполнении Олега Тетерина в конце концов придет к храброй Марии и «обломает» ее тем, что никуда эти письма и подарки не уходили из этого дома. И Мария станет страдать — не столько из-за того, что разлука с сыном состоялась на годы, а из-за того, что какая-то мелкая сошка придет и... спокойно нахамит. Мне это напомнило, кстати, немного историю заточения Нобелевского лауреата, академика Андрея Сахарова в Горьком в начале 1980-х... 

Потому что все это часть большой интриги, когда необходимо устранить конкурентку, и устранить физически. Причем, сделать так, чтобы властвующая королева здесь была как бы ни при чем. И чтобы все было официально, с доказательствами, ну а уж как эти доказательства свита добудет — не королевское это дело.  

В общем, «преданья старины глубокой», но... Самое интересное тут, что никакие здесь не преданья, и не старинные. И даже не просто аналогии с современными властителями (хотя их можно провести тут смело, и режиссер их проводит напрямую). Достаточно сказать, что и вышеупомянутая сценография, и костюмы (наша выдающийся мастер по костюмам Кристине Пастернака) даже отдаленно не напоминают историю двух королев, приключившуюся почти пятьсот лет назад. Перед нами воплощение этой истории в жанре «неоклассики» — с невероятной музыкой (о ней — отдельный разговор под занавес этой публикации) и с прекрасными артистами. История о сути власти вообще, и насколько изменились «тайны мадридского двора» (в данном случае — английского) за эти пятьсот лет.

Сразу об исполнительницах двух главных ролей. Елизавету играет Дана Бйорк, Марию — Екатерина Фролова. О Екатерине Фроловой знают, что это блестящая актриса, она может быть и хитрой, и трогательной. Тут она прекрасна и в сексе (сцена со свободным артистом Николаем Шестаком), и в заточении, и на эшафоте.

Интереснее для меня лично здесь была Дана Бйорк, учитывая, что она уже несколько лет директор театра (своего рода королева в жизни, со своей ответственностью и прочим) и давно не играла на сцене (все дела административные). Она статная, сочная, властная... Хотя поначалу во втором акте она предстала тихоней. И чем-то напомнила образ из бессмертной пьесы Эжена Скриба «Стакан воды». Там ведь тишайшая королева (видел исполнение Юлии Борисовой в театре Вахтангова в 1988-м и Натальи Белохвостиковой в кинофильме Карасика). А ею крутит-вертит, как хочет, главная статс-дама (в исполнении Людмилы Максаковой и Аллы Демидовой соответственно в том спектакле и фильме). Тут королевская игра не только по сюжету, но и по жизни, игра актрис — кто кого переиграет.

Кстати, и в спектакле Вахтанговского театра, и в кинофильме, несмотря на проигрыш по сюжету, по факту выигрывали великие Максакова и Демидова, на мой взгляд. Здесь и по сюжету, и по жизни выиграла... Бйорк. Опять же на мой взгляд.

Но здесь история еще пострашнее «Стакана воды» — здесь смертельная схватка. И если мне казалось, что Бйорк немного наигрывает своей «тихостью» (на подчиненных голос не поднимает), то через полчаса становится ясным, что таков ход пьесы и игры — она вскоре преобразится в другую королеву, загримированную. И когда она выйдет на сцену, я лично еще долго гадал: «Это Дана?» Она будет страдать, она будет злобствовать, она будет плести интригу, у нее две стороны лица — разные (грим такой), и это страшно.

А вокруг — свита (чиновники, судьи, «аристократы», ах, как мне понравился советник Елизаветы в исполнении Дмитрия Палееса!), которые выслушивают ее реплики о том, что «королевская милость не распространяется на тех, кто против королевской власти». И точка. Там хорошая сцена, когда

к Елизавете придет испанский посол в исполнении Вадима Гроссмана. Он томится уже несколько дней у дверей королевы, которая — не принимает посла. Он придет и возмутится тем, что в Нидерландах строятся корабли, «а зачем корабли?» — «Чтобы плавали!», — иезуитски отвечает Елизавета. Вам это ничего не напоминает из современности?

Да, но ведь самое страшное не эшафот (Мария Стюарт в конце концов действительно была, судя по всему, чрезвычайно храброй), а то, каким останется ее образ после этого в истории? А историю пишут те, кого посадят в Тауэр на год (английский посол в Шотландии в исполнении Александра Маликова), в назидание другим. И историю напишут так, как нужно властвующей королеве. Очень современно. И... обыкновенный фашизм, а не просто дворцовая интрига с королевским любовником в «Стакане воды».

Чтобы не искать аналогии в современности (они ясны), обратимся к аналогии из прошлого. Напомню историю из забытого многими кинофильма Евгения Матвеева «Судьба» по роману хорошего советского писателя Петра Проскурина. Там фашисты в оккупированной Украине арестовывают врача, жену ушедшего в подполье секретаря парткома. В гестапо ей будут ставить музыку Эдварда Грига на граммофоне, угощать дорогим вином, она будет молчать. Ужас в том, что ей не оставят шанса умереть героиней — ее провезут в роскошном лимузине с открытой крышей по центральным улицам города в компании фашистских офицеров. И пропечатают в прессе. И доказывай после этого супруг, что жена — не предатель. Судьба!

Увы, так было пятьсот лет назад, так было 80 лет назад, так, думаю, случается и сейчас, в той или иной степени. Власть разлагает, а абсолютная власть разлагает абсолютно», — давно сказал человек «в теме».

Во время поклонов на сцену вышло много артистов, среди них и те, кто во втором акте уже не участвовал. Видимо, выбыли из королевской игры естественным или неестественным образом. Так что стоит посмотреть первый акт, а потом еще раз — второй, чтобы понять, что к  чему. Тем более, что вся эта история оформлена действительно весьма здорово!   

Режиссер Голомазов возвел всю эту историю в степень психоделики, в которой страсть и ненависть переплетаются. И

важнейшую функцию здесь играет музыка. Она мне чрезвычайно понравилась. Но интрига (интрига!) в том, что в программке не указаны авторы этой музыки, которая мне напоминала то вальсы Шостаковича, то демонические мотивы Альфреда Шнитке, но ясно, что это ни тот, ни другой, даже не обработка «по мотивам». Кто автор?

После спектакля с этим вопросом я письменно обратился к режиссеру, который в этой своей постановке был очень смел, прямолинеен и откровенен. Он ответил: «Автор? Есть темы Джона Мерфи. А вальс и его вариации? Эту музыку мне подарили инкогнито. Я не знаю автора. Просто оставили диск. Я искал оставившего диск, но не нашёл».

Ну чем не королевская интрига, в которой и театр, и судьба, и многое-многое другое.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить