Разделы Разделы

Андрей Шаврей: «Король Лир» — три сестры разорвут тебя на части

В латвийской столице, на сцене театра «Дайлес» московский театр «Сатирикон» дважды показал «Короля Лира» по трагедии Шекспира. То, что это трагедия, однозначно очевидным становится только в конце почти трехчасового действа, а перед этим с подачи режиссера Юрия Бутусова здесь полно жанров смежных, промежуточных и, казалось бы, совершенно даже неуместных — вплоть до цирковой буффонады (причем, как раз в знаковой сцене ослепления Глостера).  

В общем и целом, в постановке прослеживается главная стратегия именитого театра — сатира, то самое сатириконство, вынесенное в название труппы, возглавляемой Константином Аркадьевичем Райкиным. Он играет и главную роль, и играет, как всегда, виртуозно. Настоящий мастер-класс по артистической игре, и тут стоит заметить, что он, рассказывают,  еще более мощен в качестве преподавателя школы-студии МХТ им. Чехова — кстати, эту гастроль организовал в Риге ученик Райкина, латышский артист Эдийс Залакс.

Больше всего вопросов у искушенных театралов вызовет именно сама режиссура. Бутусов в хорошем смысле слова режиссер модный, востребованный, а уж двенадцать лет назад, когда он поставил этот спектакль в «Сатириконе», слыл по-настоящему новаторским. В его версии король Лир — не просто выживший из ума старикашка, это классический самодур, напоминающий знаменитого Фому Опискина в «Селе Степанчикове и его обитателях» Федора Достоевского. Самое главное —

в отличие от классической киноверсии «Короля Лира» Козинцева, в которой главный герой вызывает сострадание, здесь героя Константина Райкина совершенно не жалко.  

Здесь нет акцента на магические моменты трагедии Шекспира (например, сцена бури особенно не выделяется на общем фоне, она такая же, как и другие). И даже одна из кульминационных фраз великой пьесы («Я ранен в мозг») выглядит бледно на фоне, допустим, другой фразы («Совокупляйтесь! Мне нужны солдаты...»). Рисунок спектакля ясен уже изначально — это драма с фарсовыми элементами, она очень земная. В бездонной трагедии классика режиссер выделил тему социальную, если угодно, политическую (без всяких прямых намеков на конкретные имена и обстоятельства) — тема человека во власти. И здесь зрителя погружают в закулисье этой власти (кулис, собственно, потому и нет).

Как известно, абсолютная власть развращает абсолютно. И в этой версии практически все герои великой трагедии абсолютные сволочи, уроды.

Даже шут (Елизавета Мартинес Карденас). А те, кто таковыми не являются, зачастую дураки или просто недалекие люди. Даже Корделия — на фоне отвратительных сестер Гонерильи и Реганы она просто редкий нежный цветок, а такие не цветут долго, их гнобят.

Кстати, тут отметим все три удачные воплощения трех сестер — Марина Дровосекова, Агриппина Стеклова, Марьяна Спивак. И один вроде добрый человек — сын Глостера Эдгар в отличном исполнении молодого артиста Даниила Пугаева (в труппе театра два года). И над всем этим — абсолютное ничтожество, настоящий гаденыш Эдмонд в виртуозном исполнении Антона Кузнецова.

Самое печальное, что на всем этом фоне в силу некоторых причин (актерских или режиссерских) совершенно поблек образ Глостера (артист Денис Суханов). Хотя можно допустить, что эту трагедию можно было  бы в равной степени назвать по имени Глостера.

И тут невольно вспоминается свежайшая постановка «Короля Лира», осуществленная Виестуром Кайришем в Рижском русском театре им. М.Чехова. Вот где истинная трагедия! И вот где, уж извините за сравнение, но все же истинный Глостер в исполнении нашего выдающегося артиста Гундара Аболиньша.

Двенадцать лет — большой или малый срок для спектакля, вот в чем вопрос. Нормальный срок. То, что считалось актуальным тогда (например, максимальный символизм во многих режиссерских подходах Бутусова к деталям), теперь уже не столь актуально. Но в любом случае, финал спектакля заслуживает любых похвал — это душераздирающее воскрешение умирающей Корделии, падение трупов на три рояля... И мечущийся мимо них маленький король в исполнении Константина Райкина. И вот тут короля становится впервые и по-настоящему жалко.  

Темнота, занавес, аплодисменты. В Риге аплодировали стоя.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить