Андрей Шаврей: «Диалоги кармелиток» в Опере — жаль, что нет иезуиток

Последней премьерой уходящего сезона в Латвийской национальной опере стала опера французского композитора Франсиса Пуленка «Диалоги кармелиток». Ход рискованный… Говоря цинично (в конце концов, у ордена монахинь-кармелиток устав был один из самых строгих — построже, чем у иезуиток, говорят) я решил провести расследование: кто из зрителей доживет до окончания длинной, более чем трехчасовой оперы? И посмотрим, как долго эта постановка продержится вообще.

Почему в данном случае я так прямолинеен? Потому что прямо скажем, и это ясно всем — опера «Диалоги кармелиток» неизвестна широкому зрителю. Скажем еще прямее — да и в узком кругу опероманов известна не сильно. Короче, не хитовые оперы Верди и Пуччини или хотя бы «какого-нибудь» Россини. И сам автор «кармелиток» широко известен в узких кругах, но больше как автор симфонической музыки, которая также не являет собой яркий образец классических симфонических, извините за слово, строгие критики, хитов.

Вообще кто-то из классиков прошлого века сказал как-то, что «вся опера уже написана в девятнадцатом веке»… «Диалоги кармелиток» — опера из второй половины века двадцатого,

премьера состоялась в 1958 году в «Ла Скала» и, судя уже по нынешней премьере в Риге, являет собой уже не оперу в ее чистом классическом понимании, а в неоклассическом — как поклон возвышенному жанру и продолжение традиций, но уже в другие, более приближенные к нам времена.

Так что повторяю, учитывая все вышеизложенные не хитовые факты — ход рискованный. Но интересный — для постоянной и вдумчивой публики, которая у нас все же есть, но не так уж ее и много. Одна надежда — на туристов. Особенно на французских. Тем более что сюжет завязан на событиях Великой французской революции, речь — о побеге героини в монастырь, где она, как выразилась уже в конце минувшего века Белла Ахмадулина, «постигнет мудрость и печаль». А также испытает проверку на прочность — верой, надеждой и любовью в ее не классическом (интим), а возвышенном (дух) понимании. Ну, и гильотину тоже испытает.

Так вот: каждое не короткое отделение (всего их три) разбито, в свою очередь, еще и на части (их четыре-пять-шесть). Как и положено согласно любому оперному либретто, эти части именуются в программке «картина первая», «картина вторая» и т.д. Что интересно — согласно решению приглашенного к нам французского  режиссера Венсана Бусара и французского же сценографа Венсана Лемера,

перед нами именно что картины — статичные, преимущественно сдержанные, временами будто застывшие. Почти как в музее.

Начинается все черным занавесом при горящей оперной люстре, затем свет тухнет, занавес поднимается и продолжается вроде как обнадеживающе для зрителей — веселым пожаром книг, который проецируется на экран, но даже пожар черно-белый. Затем идут «картины», и по окончании каждой (опускание черного занавеса) аплодисменты отсутствуют — не из-за того, что зритель потрясен (это вам не «Гамлет» Эймунтаса Някрошюса в этом же зале 11 мая 1999 года, когда аплодисментов не было как раз из-за потрясения), скорее всего из-за того, что вдумчивый зритель думает еще глубже, а обычный осторожно смотрит по сторонам — уже антракт?

Нет, еще не антракт. В финале первого отделения роскошно умирает мадам де Круаси, настоятельница монастыря кармелиток, к которой бежала Бланш де ла Форс, дочь маркиза и революционная героиня. Умирает долго и мощно, передвигаясь вокруг больничной койки и исполняя арии. И в финале первого отделения мощно же и падая замертво. А теперь, отметая свойственную мне иронию, замечу, что роль настоятельницы для нашей Илоны Багеле оказалась коронной —

певица здесь сильна и как певица, и как артистка. И, пожалуй, это главное открытие этой постановки. Невольно подумалось, как бы хороша была Илона в роли Ульрики в «Бал-маскараде» Верди.

Тут и финал отделения идет уже под местами завораживающую и мистическую музыку — занавес, аплодисменты.

И точно так же и со вторым отделением. И с третьим — тут, как и в классическом варианте, герои умрут. Но потом встанут и будут относительно долго кланяться под аплодисменты зрителям. Монотонные черные, серые и белые тона в костюмах будут местами ярко расцвечены выходом героев «из другой оперы», из противоборствующего лагеря (кстати, автор костюмов — гостья из прекрасной Франции Клер Педуфо Валентини).     

Короче, огромное спасибо режиссеру Венсану Бусару. Потому что, вольно или невольно, но он умер в музыке, как режиссер Станиславский в артистах. Здесь нет режиссерских «изысков», когда постановщик весь в мыле носится перед премьерой, думая, чем бы публику удивить — и в результате получается скандал,

как сейчас в Большом театре после премьеры «Евгения Онегина», где с подачи режиссера Арье артисты в костюмах гусей и медведя бегают по священной сцене. У Бусара манера сдержанная. И что самое ценное — на этом фоне он позволяет зрителю или уже, скорее, слушателю, услышать голоса, ради которых, собственно, истинный поклонник жанра в Оперу и ходит.

Я убедился в который раз, что у нас потрясающий певец Янис Апейнис в роли маркиза де ла Форса, совершенно потрясающая вышеупомянутая Багеле, хорош шевалье де ла Форс в исполнении Раймонда Браманиса и прекрасная сестра Констанца в исполнении Инги Шлюбовской-Канцевичи. Далее — по нисходящей. Да, конечно интересна литовская гостья в образе Бланш — Вида Микневичюте, которая сильна артистически (сказала перед премьерой, что истинная католическая вера ей помогла в создании образа) и вокально (с легкой вибрацией в голосе, ну, это уже ремарка для профессионалов...)

Что еще добавить? Ну, успеха дальнейшего... Проверим, насколько оперный жанр мертв — в смысле, жив ли он только операми Верди, Пуччини и современников? Ибо есть и свежие примеры — оперы латышских композиторов, весьма удачные, кстати. Имею в виду «Валентину» Артура Маскатса и «Легенду о замурованной деве» Эрика Эшенвалдса. Хорошие оперы, но на каком показе перестает ходить зритель, который ожидает «Травиату», «Отелло», «Дон Карлос», «Турандот»? Ну, или оперу «Пиковая дама» Чайковского, на худой конец.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно