Андрей Бердников: В поисках альтернативной Латвии

Меня всегда интересовал вопрос, почему латвийское общество не склонно к экспериментам в политике? Почему наш народ, будучи неудовлетворенным и даже весьма несчастным (согласно Международному индексу счастья), упорно не хочет экспериментировать на выборах, давая шанс показать себя «альтернативным», «несистемным» политическим силам? При том, что больше 40 процентов жителей Латвии считают, что страна развивается в неправильном направлении.

КОНТЕКСТ

В Международном индексе счастья Латвия занимает 89 место из 158 возможных — с показателем 5,098. На первом местое находится Швейцария (7,587), на последнем (2,839) — Того.

 

Согласно последнему по времени исследованию DNB Barometer (за август 2015 года), лишь 30% респондентов согласились с тем, что ситуация в Латвии в целом развивается в правильном направлении и всего 5% сочли экономическое положение страны хорошим или очень хорошим.

Ведь во многих государствах, где люди демонстрируют гораздо большую удовлетворенность ситуацией, чем мы, такие эксперименты худо-бедно присутствуют. Возьмем хоть историю за последние пару-тройку лет: Беппе Грилло и его «Движение пяти звезд» в Италии, СИРИЗА в Греции, «Подемос» и «Граждане» в Испании. Недавние радикальные внутрипартийные изменения у британских лейбористов в одночасье превратили в мировую политическую звезду «ренегата» Джереми Корбина, что тоже произошло не без запроса со стороны народа Великобритании. Наконец, эксперименты с демократией в Исландии, по сути не прекращающиеся со времен финансового кризиса 2008 года.

Под альтернативными и несистемными силами я не имею в виду партии и политиков, вроде бы критикующих господствующую повестку дня, порой даже выступающих против истеблишмента и элит, но на деле просто конъюнктурно реагирующих на недовольство людей и использующих людские страхи в узкополитических интересах. Таким  добром богата и Латвия, и очевидно, что тема беженцев подобные популистские тенденции только укрепит.

Речь идет о смелости и способности предлагать новаторские, нестандартные идеи для выходов из современных системных кризисов.

Это может, например, быть существенное переустройство экономической системы, опираясь на теории т.н. неортодоксальной экономики, это могут быть коренные изменения в области демократии, расширение возможностей прямого участия народа в политических процессах. Вот с такими вещами в нашей стране туго. Более того, политики, думающие в таких категориях, у нас не воспринимаются сколь-нибудь серьезно, получая ярлыки типа «радикалы» или «политические клоуны».

Впрочем, скептицизм и недоверие нашего общества можно понять. У нас проблема не только в спросе, но и в предложении: латвийские «несистемные» политические силы зачастую представляют жалкое зрелище. Но тогда напрашивается целый ряд «Почему?».

Почему в нашей публичной сфере на поверхность почти не всплывают интересные общественники и политики, не вписывающиеся в общие правила и идущие против течения? Вроде тех же Джереми Корбина или Беппе Грилло?

Почему таких людей не «выкапывают» в нашей активистском сообществе латвийские журналисты, проявляющие вялый интерес к радикальной мысли и формированию альтернативной повестки дня? При том, что сектор негосударственных организаций у нас ориентируется в основном на «профессиональное» освоение грантов, в нем такие люди все же есть. Хоть их и очень, очень мало.

Почему экспертное сообщество сосредотачивает почти все внимание на местной политической рутине и на деятельности наших функционеров от власти, не проявляя желания серьезно осмыслить социально-политические процессы, что протекают за пределами латвийских политических разборок и интриг? Почему оно отвело себе исключительно «комментирующую» роль, отказавшись от поиска нового и неизведанного, от всякого социального творчества?

И совсем широкий вопрос, касающийся уже политической культуры:

почему Латвия и другие страны Балтии, будучи центрами свободомыслия в СССР, утратили свой критический и, в хорошем смысле, бунтарский, потенциал после распада империи?

Часть ответа, на мой взгляд, кроется в особенностях интеграции Латвии в международные, главным образом, европейские структуры после восстановления независимости и особенно в период зарождения сетевого сообщества в середине 1990-х. Латвийское общество всегда было настроено на интеграцию исключительно в европейскую бюрократию, в систему т.н. «технократического администрирования». Латвия, как и вся остальная Балтия, очень слабо влилась в общеевропейские коалиции гражданских объединений и ассоциаций, в международные сети низовых инициатив.

Мой опыт взаимодействия с общественниками Литвы, Латвии и Эстонии дает мне основание утверждать, что

наш регион почти не был затронут волной интенсивного построения транснациональных сетей между активистами общественных движений в течение последних 20 лет.

На Западе техническим стимулятором этого процесса еще в первой половине 1990-х стал, конечно же, Интернет. Политическим же вдохновителем стало восстание сапатистов в мексиканском штате Чьяпас в 1994 году (событие у нас практически незамеченное). Далее расширение сетевых контактов во многом пересекалось с ростом международного движения за альтернативную глобализацию (т.н. движение альтерглобализма), широко затронувшего студенчество, молодежь и сектор прогрессивных негосударственных организаций в целом.

Балтия, будучи вне этого процесса, была исключена из соответствующих сетевых структур обмена знаниями, опытом и, вместе с этим, новыми умонастроениями. Это до сих пор делает разные группы ее населения подозрительными по отношению ко всяким несистемным силам и альтернативной повестке дня, которые, по крайней мере для западной молодежи, уже давно являются нормой. 

То, что наш сектор негосударственных организаций всегда тяготел к сотрудничеству с евробюрократией, а не силами, скорее бросающими ей вызов, связано с культурными, историческими, геополитическими и психологическими факторами. Но это уже тема для отдельной статьи.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно