Алексей Романов: живописная игра в анархию

В первый раз популярный московский художник Валерий Чтак показывал свои работы в Риге на коллективной выставке в Музее истории железной дороги. Кстати, Чтак раньше было псевдонимом Валерия Учанова, но теперь стало его полноценной фамилией.

Потом была его первая «персоналка» в рижской галерее CUB, в ее предыдущем помещении на улице Аусекля. И вот сейчас Чтак снова приехал в Ригу со своей персональной выставкой. Впрочем, словосочетание «приехал с выставкой» не совсем точное. Как и пару лет назад, он прибыл в теперь уже новое пространство CUBа (на бульваре Зигфрида Мейеровица) практически «налегке». Привез собой только графические листы небольшого формата, которые все разместились в малом зале. А большой зал – так же, как и тогда – он превратил в мастерскую, где за несколько дней создал достаточное количество картин, чтобы заполнить это пространство. И что-то еще дописал прямо по белым стенам. Всю эту композицию Валерий Чтак посвятил истории движения анархистов и назвал «Хлеб и Воля». То есть так же, как назвал еще в XIX веке свою книгу статей главный идеолог анархизма и анархо-коммунизма Пётр Кропоткин. Тот самый, который находился в родстве с князем Николаем Кропоткиным —  основателем Сигулдского курорта и инициатором постройки в Сигулде первой в стране бобслейной трассы.

Идея экспозиции родилась уже в Риге в ходе разговоров с владельцами галереи CUB супругами Дарьей Бескиной и Александром Черновым.

Нынешнюю выставку Валерий Чтак создавал в уже знакомой рижанам стилистике. Ее можно обозначить, как «сначала было слово».

  «То, чем я занимаюсь — это, скорее, филология! – говорит сам художник. — Я с самого начала знал, что меня интересует текст».

Поэтому на каждой работе — надпись или лозунг типа «Я считаю, что государство — это дьявол» или «У меня для вас ничего нет». Или «Поймите, вы ничего никому не должны» на фоне главного символа анархистов — развевающегося черного знамени. Ну и, конечно, вариации на их главный лозунг «Анархия — мать порядка».

Есть на картинах прямые или косвенные «портреты» идеологов и практиков философии отрицания всяческой принудительной власти над личностью. Это и француз Пьер-Жозеф Прудон — первый, кто осмелился открыто назвать себя анархистом. Это и его последователь, анархист-индивидуалист, борец за  права женщин и терпимость к любой вере, американец Бенджамин Рикетсон Такер. Ну и куда тут без такой противоречивой фигуры, как батько Махно. На полотне, посвященном Нестору Ивановичу, изображена бричка с пулеметом (такая аристократическая тачанка), под ней надпись: так лидер украинского освободительного движения «уходил из-под Мариуполя».

Еще в зале круглый стол и стулья, исписанные анархистскими лозунгами.  А на одной из стен — главное напутствие художника посетителям выставки: «Ничего не бойтесь. Никогда не жалуйтесь. Всегда говорите правду».

Все эти тексты не только на русском, но и на латышском, французском и смеси языков. Какие-то поддерживают смысл, какие-то просто выполняют декоративные функции.

— Никогда не спрашивайте у художника, что он хотел сказать своими работами, — пресек расспросы посетителей автор. — Что бы он ни хотел сказать, он все уже сказал своими работами. Может, он хотел сказать «Я тебя люблю», а сказал «Давай деньги!». И здесь я бы мог сказать, что анархизм — это и то и то, и бу-бу-бу… Это неважно. Если вы понимаете, о чем речь — значит, это ваше. Если вы не понимаете, то что я могу сделать? Читайте Кропоткина, Штирнера, Бакунина, Прудона или Такера.

Валерий Чтак признался, что кроме личностей на создание выставки его вдохновляли события времен революции (как раз к ее столетнему юбилею) — Кронштадтский мятеж и другие выступления за Советы без большевиков.

 — Хлеб и воля — это, кажется, все, что по большому счету художнику надо, — сказал на вернисаже устроитель выставки Александр Чернов. — До этого Валера не делал выставок с политическим контекстом. Хотя анархизм тоже вряд ли можно назвать политическим высказыванием. Здесь просто все пронизано хлебом и волей. Мы всегда ищем для выставок что-то живописное. А Валера, несмотря на всю его загадочность, концептуальность и так далее, всегда очень живописен. Его пластика нам очень нравится.

В качестве музыкального сопровождения был выбран Бела Барток. Ему тоже Валерий Чтак посвятил картину: черные полосы на белом фоне — как черные и белые клавиши рояля. Сам художник на вернисаже тоже помузицировал. На электрогитаре. Но это была уже другая музыка.

Валерий Чтак — номинант российской премии в области современного искусства «Инновация». Его работы есть в коллекциях Третьяковской галереи, частных коллекциях в разных странах, также в Московском музее современного искусства. В этом музее в начале мая открылась предыдущая  выставка Чтака. Она называется «В моем случае — ни в коем случае».

Глядя на работы Валерия Чтака, осознаешь, что помимо основной идеи и серьезного подтекста он предлагает нам просто улыбнуться. Его картины поднимают настроение. Это произведения не только интеллектуально ориентированного мастера, но и веселого и озорного человека.  А намеренная небрежность его картин с кривыми строчками, потеками и брызгами краски словно говорит о том, что художник не важничает, ничего из себя не строит, не претендует на вхождение на олимп шедевров на все времена. Даже наоборот: в его искусстве больше сиюминутного, эфемерного, способного к саморазрушению. А почему бы и нет. Валерий Чтак предлагает нам такую игру. И мы вместе с ним с удовольствием в нее играем.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить