Алексей Романов: Неюбилейная дата Валдиса Калнрозе

Обратите внимание: материал опубликован 7 лет и 4 месяца назад

Мы привыкли вспоминать именитых людей в то время, когда разница между сегодняшним днем и датой их рождения заканчивается на ноль или на пять. Латвийский пейзажист Валдис Калнрозе родился 17 января 1894 года. То есть дата нынче не юбилейная. Но мне почему-то она кажется достойной, чтобы еще раз напомнить об этом мастере. Впрочем, о себе он постоянно  напоминает сам. Его работы есть не только в Национальном художественном музее, но и ряде галерей, часто выставляются на аукционах.

Про Калнрозе я вспомнил накануне его дня рождения еще и потому, что обнаружил дома (что-то искал) в одном из шкафов мастихин. Как он у меня оказался — не помню. Да и, если бы по жизни и работе я не общался с художниками и искусствоведами, то, может быть, даже и не знал о назначении этой металлической штуковины.

Мастихином пользуются практически все живописцы. Это такая тонкая упругая лопатка, миниатюрный мастерок. Слово итальянского происхождения — в оригинале mestichino. С его помощью художник грунтует холст, удаляет с него лишнюю краску. Мастихином смешивают краски, очищают палитру. Используют инструмент и когда непосредственно пишут картину. Правда, намного реже, чем кисти. Мастихин подходит для нанесения густой краски на полотно. Рембрандт использовал его, чтобы сгладить скалы и деревья, которые он изображал в своих работах. Франсиско Гойя написал им на стене в Доме Глухого своего знаменитого «Сатурна, пожирающего своего сына». Писали им свои картины Максимилиан Волошин, Алан Коттон и Кристина Краинок. А в Латвии – Валдис Калнрозе.

Благодаря густым мазкам этого, похожего на строительный, мастерка, живописные полотна Калнрозе настолько своеобразны, что руку автора узнаешь сразу, их нельзя спутать с картинами других художников. При этом он остается очень латышским мастером, полностью вписанным в традицию национальной реалистичной пейзажной живописи.

Из присущей этой школе строгой и неброской колористики Валдис Калнрозе выбрал для себя доминирующую гамму — от серебристого до золотистого. А эмоциональная насыщенность достигается не детализацией отдельных элементов, а крупными густыми мазками того же mestichino.

Похоже, что определенное влияние на манеру и выбор цветовых сочетаний оказал на Калнрозе его первый учитель живописи — всего то на пару лет старше своего ученика — Ансис Стунда. Все началось, когда в Лиепае в художественной студии Стунды появился Волдемар Розенбергс — такое имя получил Калнрозе при рождении. И с этим именем жил и творил до 1961 года. Только потом стал подписывать свои картины псевдонимом.

А родился Волдемар неподалеку от Лиепаи, в Курляндской губернии, в древнем городе Гольдингене, нынешней Кулдиге, славящейся своей деревянной архитектурой, водопадом и живописными окрестностями. Так что ему, сыну пекаря Карлиса Розенберга, было чем любоваться и на чем воспитывать эстетические чувства. Может, тогда и появилось у мальчика желание воспроизводить красоту окружающего мира.

В школу он пошел в Лиепае. Там, по счастью, оказался в студии начинающего живописца, где и проявились способности будущего Народного художника Латвии.

Однако Волдемар пробовал себя в разных профессиях. Поменял много рабочих мест. Даже служил в Лиепайском театре.

Потом грянула Первая мировая война, в которой Курляндия была, говоря современным языком, горячей точкой. Молодой человек оказался в числе беженцев на острове Сааремаа. Вернувшись в Латвию, стал участником движения за независимость.

Калнрозе вступает в объединение Zaļā vārna («Зелёная ворона») — чуть ли не первый в Латвии творческий союз молодых художников, музыкантов, актёров и писателей. Их под руководством Яниса Пласе соединил интерес к модным тогда в Европе авангардным направлениям в искусстве. С «Зеленой вороной», помимо Калнрозе, связаны такие известные личности как Петерис Упитис, Волдемар Валдманис, Артур Лапиньш, Карлис Штралс, Ансис Цирулис, Роман Сута, Александр Юнкерс, Александр Чакс, Анна Саксе, Аустра Скуиня. Художники объединения тогда активно выставлялись. Первые работы Валдиса Калнрозе появились на выставках в 1928 году.

Высшее художественное образование Валдис Калнрозе получает уже в зрелом возрасте. Поступает в Латвийскую академию художеств в 38 лет —в класс живописи, которым руководил ректор и классик Вильгельм Карлис Пурвитис.

В этот период как раз и выкристаллизовываются техника, манера и колорит мастера. И все чаще в его работах появляется столь характерный для него мотив — пейзаж, в котором преобладает зеркало вод с трепещущим отражением. Это чаще изображения латвийских речных и озерных пейзажей, а также Балтийского побережья. Манера письма своеобразна, близка к декоративной. Крупные цветовые пятна в изысканной серебристо-серой гамме с коричневатыми и зеленоватыми вкраплениями. Наиболее известные картины того времени — «Даугава» (1935) и «Осенний пейзаж» (1942).

В советское время художник не избежал репрессий. Правда, все ограничилось суровой критикой и исключением из Союза художников Латвии.

Это произошло в 1952 году, когда на исходе сталинского режима развернулась кампания против формализма в искусстве. В Латвии тогда поиск формалистов велся с таким усердием, что даже из Москвы последовало указание умерить пыл в разоблачении отступников от соцреализма. Но Валдис Калнрозе со своими необычными по колориту пейзажами попал под раздачу. Через пять лет ему вернули членство в творческом союзе. Позже дали звание Заслуженного деятеля искусств Латвийской ССР, потом — Народного художника республики. В 1980 году Калнрозе получил республиканскую Государственную премию.

К этому времени он уже давно перешел от работ малого и среднего формата к крупным полотнам: «Осень в маленьком городке», «Три брата», «У реки осенью», «Старая Рига», «Пора цветения», «Пионы».

Он отдает предпочтение морским ландшафтам: «Сумерки на взморье», «Воды», «Море в Звейниекциемсе», «Вечерний час». Но пишет все в той же манере.

Особое место занимает масштабная работа «Пейзаж моей Родины», написанная в середине шестидесятых. Поражает высокая живописная техника мастера. Разнообразна обработка поверхности картины. Прозрачные слои чередуются с пастозной фактурой, а сочные мазки мастихином создают световые эффекты на поверхности воды. Кажущийся тяжеловесным и инертным серый цвет неожиданно обретает эмоциональную активность и живописную насыщенность. Казалось бы, весьма простой безыскусный уголок дикой природы. Но в нем талантливый художник сумел увидеть и передать неповторимую красоту.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное