Алексей Романов: Елена Антоновна, единственная и неповторимая

Обратите внимание: материал опубликован 8 лет и 3 месяца назад

Помнится, когда-то Елена Антоновна пообещала выступать в Риге каждые два года. С такой периодичностью бывать здесь у нее не получается. Но мне уже удалось послушать ее в залах Ave Sol (до возвращения его в лоно православной церкви) и Vernisāža (до вселения туда казино). И сейчас во второй (или в третий?) раз в Доме латышского общества.

После дождичка небеса просторны,

голубей вода, зеленее медь.

В городском саду флейты да валторны.

Капельмейстеру хочется взлететь.

Эта песня Исаака Шварца на стихи Булата Окуджавы, похоже, стала визитной карточкой Елена Камбуровой. По крайней мере, она уже во второй раз начала с нее встречу с рижскими поклонниками ее творчества. А таких почитаталей таланта Камбуровой немало: за полтора месяца до ее приезда в латвийскую столицу уже почти все билеты были раскуплены.

А личная встреча с Еленой Антоновной у меня произошла намного раньше. И не в самых лучших для нее обстоятельствах. Произошло это в клубе флагмана российского шинного производства на вечере для передовых рабочих.  Программа была такова: (1) буфет с пивом, (2) концерт Камбуровой, (3) танцы. 

Трудно сказать, что заставило согласиться на такое широко известную в узких интеллектуальных кругах исполнительницу, уже имевшую свой сольный альбом на виниле и звучавшую в программах радиостанции «Юность». Скорее всего, недостаток предварительной информации.

Попал я на это мероприятие по приглашению и в компании друзей – телевизионщиков, которые снимали о Елене Камбуровой телефильм. Но там пришлось снимать ей стресс за кулисами с помощью небольшой порции коньяка. «Зачем вы пришли, да еще сели на первый ряд, - сетовала героиня будущего фильма. – Так бы я просто лажала, а тут я еще и дергалась».

К счастью, уже давно на Камбурову идут только те, кто знает, на что идут. Идут, чтобы снова услышать полюбившиеся интерпретации песен Окуджавы, Кима, Высоцкого, Галича, Матвеевой, песни Владимира Дашкевича на стихи Блока, Мандельштама, Левитанского, Самойлова.

И конечно услышать что-то новое, потому что исполнительница все время пополняет репертуар.

Нынче я впервые услышал, как она поет песню Ирины Богушевской «Рио Рита». Недавно ее в Риге пела сама Ирина. Песня, вызывающая сильный эмоциональный отклик. В авторском исполнении она звучит очень лично. Это семейная история, как альбом с пожелтевшими фотографиями, моменты счастливые и трагичные мирных и военных лет. У Камбуровой – как и все, что она делает на сцене, - это театр глубокого переживания и полное слияние с примеряемой на себя маской.

Кстати, набор масок, которые она примеряет во время выступлений, очень изменился со временем. Меньше стало веселых и грустных клоунов, больше – философов и поднявшихся над суетой отшельников.

А если праздник, так вынужденный и вечный, как пожизненное заключение, как в песне Северина Краевского на стихи Агнешки Осецкой «Niech żyje bal!» («Да здравствует бал!»). Камбурова ее пела по-польски. По-русски это так:

Безумствуй, аорта - на танцы, на танцы! 

И в пекло работы завал!

Прочь города и бесчувствия панцирь 

Ведь жизнь - это бал, это бал!

А если печаль, то как в одноименной песне Микиса Теодоракиса, которую она исполнила на греческом, возвышенная, эпическая, как древнегреческая трагедия.

Эта музыка должна быть особо близкой Елене Камбуровой. Ведь по происхождению она чистая приазовская гречанка.

Правда, в детстве она очень этого стеснялась, потому что сверстники обзывали ее «гречкой».

«Я тогда не очень представляла, - вспоминает она, - что раз я гречанка, то я какое-то отношение могу иметь к той Древней Греции, которая наше всё на этом Земном шаре».

На концерте в Риге Камбурова спела две песни Жака Бреля. С бельгийским бардом у нее тоже связана история. Она буквально за день до первого выхода на сцену случайно попала на концерт Жака Бреля.

«Мне показалось, что у него очень смешной голос. Но уже после пятой песни – всё! Стрела влетела в сердце. На всю жизнь. Я просто увидела, на что способна Ее Величество Песня!

О богатстве тембров и интонаций и потрясающем актерском мастерстве Елены Антоновны можно говорить долго. О том, что позволяет говорить о ней, как уникальном человеке-театре. Лучше в конце приведу высказывание столь любимого Камбуровой Булата Окуджавы:

«Природа позаботилась о её вокальных средствах, но разве у нас мало исполнителей с прекрасными голосами? Я поражаюсь широте возможностей, которые демонстрирует этот мастер: точностью её переходов от острого гротеска к мягкой грустной лирике, от трагической пронзительности к тихому смеху. Не всякому дано счастливое сочетание вокала, ума и таланта. Этим обладает Елена Камбурова».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное